?

Log in

No account? Create an account

Вещи, о которых мало кто имеет верное представление

Entries by category: юмор

"А что мы скажем о том,
о чем трубят и кричат теперь все газеты? Об этом мы ничего не скажем."

Добролюбов.

[sticky post]А что мы скажем о том,
Seminarist
seminarist
о чем трубят и кричат теперь все газеты? Об этом мы ничего не скажем."

Добролюбов.

Среди жертв двух мировых войн в Европе
Seminarist
seminarist
нельзя забывать немецкий юмор. Сейчас трудно даже представить, что Германия была перед 1914 годом одним из мировых центров юмористики. Аверченко в "Экспедиции в Западную Европу" мог сколько угодно издеваться над немецким юмором, но вплоть до самой войны он каждую неделю перепечатывал в "Новом Сатириконе" карикатуры из "Симплициссимуса" - и сам "Сатирикон" был основан прежде всего по образцу этого журнала.

В Фейсбуке опять балуются Фейсаппом - и я туда же.
Seminarist
seminarist
Маститый старец, патриарх и дуайен русской юмористики, А. Т. Аверченко, в 1960 году.

Когда карикатуристы умели рисовать
Seminarist
seminarist
(из предисловия Н. Э. Радлова к сборнику карикатур Б. И. Антоновского ("Советская карикатура. Вып. 1 - Б. Антоновский"; М., "Федерация", 1930).
Антоновский 1
Антоновский 2

Читаю
Seminarist
seminarist
жалобы бывших ЖЖистов на Фейсбук, и вспоминаю анекдот: что тебе, царь-батюшка не давал вареной кукурузой торговать?

Бей германцев
Seminarist
seminarist
Куплетист Богемский, декабрь 1914 года.
Можно подумать, что это карикатура. Ничего подобного, он настоящий.

Крысаков
Seminarist
seminarist
В "Экспедиции в Западную Европу сатириконцев" они выступают под псевдонимами: Аверченко называется Южакиным, Ландау - Сандерсом, Ремизов - Мифасовым, а Радаков - Крысаковым. Это последнее неуклюжее прозвание, оказывается, собственное изобретение Радакова. На своих карикатурах, вместо подписи, он рисовал в углу маленькую крыску с припиской "-овЪ", вот так:
крысаков
Интересно, при чем тут крысы?

Майонез
Seminarist
seminarist
Из России доносятся стоны, что на телевиденьи и радио некуда деваться от юмора - назойливого, низкопробного и удушающе бездарного. Там же слышим мы, что деваться некуда и от майонеза - и повара общепита, и домашние хозяйки от Петербурга до Владивостока только что в компот его не кладут.

Мне кажется, что эти явления - одного корня. Не скажу за весь СССР, но в Казани восьмидесятых майонез был дефицитным и, кажется, недешевым продуктом. Он шел на праздничные, парадные блюда - оливье, селедка под шубой. И вот, когда в девяностые майонез стал общедоступен - люди внезапно осознали, что могут есть это лакомство каждый день, если захотят. Они захотели. А кто бы отказался?

Но в Советском Союзе дефицитным продуктом был и юмор. Не знаю, как часто выходила программа "Вокруг смеха" в начале, но я помню ее уже ежегодной - на первое апреля. Ежегодная юмористическая передача! Юмористический журнал в Москве выходил один, и еще по одному в столицах республик. Что это были за "юмор и сатира" - могут и сейчас узнать все желающие в сообществе old_crocodile. Были какие-то радиопередачи, была "страничка юмора" во многих журналах и еженедельниках, была, конечно, литературная классика - но юмора "шаговой доступности" почти не было. Изобилие анекдотов при СССР - от дефицита, как повальное увлечение огородничеством, а позднее - самогоноварением.

Девяностые мне запомнились еще и этим: юмора вдруг стало много. Я помню, как смеялся и не мог насмеяться, как покупал всякий листок, на котором было написано "юмор", как торопился домой смотреть какое-нибудь "Джентльмен-шоу". Только уже ближе к концу девяностых до меня стало доходить, что необязательно (и невозможно) смотреть все юмористические передачи, более того - от большинства из них стоит и вовсе держаться подальше. Хотя они тогда, кажется, и правда начали портиться...

The Curate's Egg
Seminarist
seminarist
В 1895 году "Панч" опубликовал одну из самых знаменитых карикатур в истории: True Humility ("Истинное смирение") Джорджа Дюмурье.

Bishop: "I'm afraid you've got a bad egg, Mr Jones"
Curate: "Oh, no, my Lord, I assure you that parts of it are excellent!"

Епископ: "Боюсь, вам попалось несвежее яйцо, мистер Джонс"
Младший священник: "О, нет, милорд, уверяю вас, местами оно превосходно!"

Разумеется, всё дело в последней фразе. Она вошла в поговорку, как и выражение "яйцо младшего священника", означающее такую вещь, которая "местами превосходна", но в целом ни на что не годна. Рисунок Дюмурье перепечатывали сотни раз, его можно найти в любом сколько-нибудь представительном сборнике английских карикатур. Даже советскому читателю он был известен в пересказе С.Н. Паркинсона ("все церковные анекдоты восходят к истории про яйцо и младшего священника...").

Прошло почти сто лет. В 1992 году, на 151-м году публикации, закрылся "Панч". В последнем номере снова напечатали карикатуру Дюмурье, но с небольшим изменением подписи: Read more...Collapse )

Как здороваться с герцогами
Seminarist
seminarist
Старинный американский справочник хорошего тона сообщает анекдот из жизни английских снобов. Некий мистер Тиммс, скромный чиновник из Казначейства, обедая в Бифстейк-клубе, оказался однажды за столом рядом с герцогом. Они очень мило поболтали за обедом. На другой день мистер Тиммс встретил герцога на улице и поздоровался. Герцог же недоуменно воззрился на него и сердито вопросил: с кем это-де он имеет честь говорить? - Я Тиммс, из Казначейства. Мы вчера вместе обедали. - В таком случае, мистер Тиммс-из-Казначейства, - отвечал герцог, - желаю вам доброго утра! - повернулся на каблуках и удалился.

С точки зрения современного культурного человека мистер Тиммс вел себя совершенно корректно, а герцог - свинья и больше ничего. Однако оказывается, что в соответствии с английским этикетом того времени герцог - во всяком случае формально - был в своем праве. Не следует, - гласил он, - здороваться первым с вышестоящими, чтобы не принуждать их признать ваше знакомство. Американский справочник, к его чести, не слишком высокого мнения о таком этикете, и приводит в пример Джорджа Вашингтона, который однажды раскланялся в ответ на приветствие негра. "Черт меня побери - сказал тогда приятель Вашингтона, - да вы с негром раскланялись!" - "Черт *меня* побери, - отвечал Вашингтон, - если я уступлю в вежливости негру!"

Памятник образа мыслей
Seminarist
seminarist


Карцев и Ильченко "Везучий и невезучий" (М. Жванецкий)

(Не обращайте внимания, это я стал смотреть на ютубе старый эстрадный юмор и увлекся. Но действительно, уникальная же вещь.)

Сатира и юмор
Seminarist
seminarist
Одесский куплетист Сарматов (Станислав Францевич Опеньховский), выступая в костюме босяка, исполнял в начале ХХ века вот такие куплеты:
"Винтик"
И вот такие:
"Дело-развлеченье"

За эти куплеты он пользовался всероссийской славой, так разбогател, что купил себе целый конезавод, и еще через 30 лет его вспоминал в мемуарах Дон Аминадо.

В общем,
Зря ропщем.

О евреях у Дикенса
Seminarist
seminarist
Дикенсу много пеняли, что его Феджин из Оливера Твиста есть антисемитская карикатура. Однако совершенно непонятно, отчего никто не усмотрел антисемитской карикатуры в образе стряпчего Брасса и его сестры в Лавке Древностей? Эта пара трусливых злодеев, лишенная даже тех немногих привлекательных черт, которые оставались у Феджина, не только носит ветхозаветные имена Самсон и Сара - но и проживает на улице Бевис-Маркс, где во времена Дикенса находилась главная в Лондоне синагога.

Философическое
beard
seminarist
(в продолжение http://seminarist.livejournal.com/268687.html):

Гаражи-ракушки "Шеллинг"
Пиротехника "Фейербах"
Магазин приколов "Гегель"
Клуб филателистов "Маркс"...

Смеяться, право, не грешно...
Seminarist
seminarist
Многие полагают, что юмор имеет абсолютную ценность. Запрет смеяться или шутить над каким-то предметом считается по определению тиранством, нежелание слушать такие шутки - признаком узколобой зашоренности. "Смеяться, право, не грешно..." - одна из самых цитируемых строк в русской поэзии. (Кстати, откуда она и что там идет дальше? Истинно смешно, кажется смешно, подлинно смешно? Все три употребляются одинаково часто)

Это представление исходит из идеи, что смех, насмешка - один из инструментов обнаружения истины, позволяющий отделить подлинное от мнимого и хорошее от дурного. То, что можно высмеять, достойно осмеяния. Эта идея хорошо выражена в популярной фразе Герцена "От смеха падают идолы, падают венки и оклады и чудотворная икона делается почернелой и дурно нарисованной картиной". С этой точки зрения, конечно, запретить насмешки - все равно, что запретить электрическое освещение, чтобы не видеть бегающих по стенам клопов.

Однако это очевидная неправда. Любой, кто сколько-нибудь знаком с историей юмористики, любой, кому случалось в веселую минуту сострить, хорошо знает, что забавную шутку можно придумать о чем угодно, и с любой позиции. А между тем шутка - небезобидна, шутка автоматически низводит предмет обсуждения к вещам незначительным и глупым. Смехотворное не может быть важным, истинным или добрым. Это нелогично, но я знаю по себе, что психологически это верно. Тот же Герцен писал далее: "Без сомнения, смех одно из самых мощных орудий разрушения; смех Вольтера бил и жег, как молния. С этой революционной, нивелирующей силой смех страшно популярен и прилипчив; начавшись в скромном кабинете, он идет расширяющимися кругами до пределов грамотности. Употреблять такое орудие не против нелепой цензурной троицы, в которой Тимашев представляет Святой слух, а ее трезубцем, значит участвовать с ней в отравлении мысли."

Исторические анекдоты
Seminarist
seminarist
Английское семейство Кавендиш (к нему принадлежал известный химик) славилось эксцентриками. Например, были два брата Кавендиш - знаменитые молчуны.

Однажды братья путешествовали по континенту, и остановились на ночлег в деревенской гостинице. Их поселили в комнате с тремя кроватями. Утром, уезжая из гостиницы, младший брат впервые за сутки открыл рот. "Ты видел, что было на третьей кровати?" "Да" - ответил старший брат. Больше они об этом не говорили.

(from Augustus Hare, "The Story of My Life")

Карикатуры: принципы и практика
Seminarist
seminarist
Нашёл юбилейный (столетний) альбом карикатур из "Панча". Годов пятидесятых.

Прежде я пофыркивал на старинную, до-ньюйоркерскую манеру сочинять карикатуры: берется готовый, в три-четыре строчки, анекдот, и к нему присобачивается картинка. Зачем, спрашивал я, вообще нужна картинка, когда и без нее все понятно? Картинка и подпись должны дополнять друг друга. Подпись должна состоять из одной строчки, в идеале - из одного - двух слов. А тут...

Внук: - Я влюблен в певицу Виолетту, и никому не позволю насмехаться над моим чувством!
Дед: - Упаси меня Боже! В твоём возрасте я и сам был от неё без ума.

Соседка 1: - А я всегда говорю, что половина людей знать не знает, как живёт вторая половина.
Соседка 2: - Ну уж это, матушка, не твоя вина!

Или даже так:
Полковник: - Да, он получил первую премию за научные работы, когда только заканчивал университет. А она изучала математику в Гиртоне. Теперь они помолвлены.
Миссис Джонс: - Ах, как интересно! О, как же, должно быть, отличаются их разговоры от бессмысленной жвачки, которую мы слышим от обычных влюбленных!
ИХ РАЗГОВОР:
Он: - А что бы сделал Мусик, если бы Пусик умер?
Она: - Ах, Мусик бы тоже умер!

И вот смотрел я всё это, и понемногу начал проникаться. Почему бы, собственно, и нет? Ведь если следовать заявленному выше принципу, то и театр не нужен, и кино: возьми пьесу, да читай!

Подлинная этимология: пейджер-джан
Seminarist
seminarist
В анекдоте про "пейджер-джан" много исторической правды. В первой половине 20-го века в американских общественных зданиях (в конторах, в гостиницах, на биржах) работали мальчики-посыльные. Если, допустим, мистер Смит сидит в ресторане, и его разыскивают по телефону, мальчик шел по залу и кричал: "Мистера Смита - к телефону!". Или, допустим: "Мистера Джонса ожидают в вестибюле!" Так вот, эти мальчики назывались "пажами" - pages. Так возник глагол: to page - послать мальчика за кем-то.

Парнасик дыбом - "Сева на древо за вишней полез..."
Seminarist
seminarist
Парнасик дыбом

А вот хорошо бы показать, как эту тему разработали бы признанные мастера именно черного юмора (желательно детского):

Олег Григорьев, например
Генрих Гоффман (который "Степка-растрёпка): "Сева-воришка"
Вильям Швенк Гилберт (баллада "Сева и Матвей" - или, допустим, ария о судьбе Севы, на мотив Titwillow)
Гари Грэм (little Willie) - четверостишие "Неосмотрительность"
Хилер Беллок (cautionary verses) - "Мальчик Сева, который воровал вишни и был застрелен наповал помощником сторожа"

А может быть - кто знает - даже народную садюшку написать по мотивам народной садюшки?..

А у Евгения Петрова
Seminarist
seminarist
есть поздний (послеильфовский) рассказ, вошедший в Собрание Сочинений, где выведен некий несносный застольный остряк, доводящий рассказчика до белого каления своими бородатыми шутками. Так вот, по стилю, языку, содержанию, сюжету - рассказ написан настолько "под Аверченко", что Аверченко сам бы мог его написать и не заметить.

Кстати, у Зощенко есть фельетон, про электрика, который прибегает в квартиру проверить показания счетчика, отчего-то написанный от начала до конца языком и слогом Аверченко. Но, правда, Зощенко был тонкий стилист, и наверняка сделал это нарочно. У него вообще было своеобразное чувство юмора.