Category: транспорт

Seminarist

Два парня в метро.

Один другому показывает что-то на телефоне и оба покатываются со смеху. Я вижу экран телефона. На нем черно-белая столбиковая диаграмма.
Seminarist

В рассказе дореволюционного беллетриста Гейнце

"От Москвы до Петербурга", написанном в конце 19 века, действие происходит "в общем вагоне первого класса для курящих" в поезде Москва-Петербург. Пассажиры - чистая публика, и среди них упоминается "худощавый немец, беспрестанно кашляющий и успевший уже заплевать вокруг себя ковер на протяжении квадратного аршина". В течение рассказа "катарральный немец" время от времени кашляет и плюётся. К утру вокруг него уже "целое озеро мокроты".

Заразительность туберкулеза и его природа были к тому времени хорошо известны, в том числе и в России. Тем не менее, на немца с его мокротой в вагоне первого класса никто не обращает никакого внимания. Деталь, как будто, совершенно невероятная - но при всей неправдоподобности она не служит сюжету, так что автору не к чему ее выдумывать. Повидимому, в действительности так и было.

Вот из-за таких деталей, которые невозможно придумать самому, имеет смысл читать авторов третьего и четвертого разряда.
Seminarist

Ипполит Тэн "Английские Заметки"

Тэна в Англии поразило, что бедняки ходят в обносках с десятого плеча. Французский поденщик, писал он, носит блузу из грубой холстины, с заплатами, но это его собственная блуза. Английские бедняки ходят в одежде, когда-то сшитой для людей обеспеченных и сменившей пять-шесть хозяев - в продавленных цилиндрах, в сюртуках с прорехами, в трижды перилицованных капотах, в шелковых шляпках, заскорузлых от грязи - являя собой уродливые, гротескные карикатуры высших классов.

На каждой станции железной дороги была огромная Библия, прикованная цепью - для нужд проезжающих.
Seminarist

Уотербюри, штат Коннектикут

Когда-то довелось мне жить в Уотербюри, штат Коннектикут. Гнусный, умирающий город, некогда континентальный центр медной промышленности. До сих пор там сохранилось помпезное здание "Медной Корпорации Уотербюри", построенное из особого кирпича с медным отливом, торжественные банки и магазины на центральных улицах (по большей части закрытые)... Оттуда даже ходит отдельный поезд в Нью-Йорк. Когда-то, видимо, на этом поезде медные короли ездили на Уолл-Стрит и Бродвей. Теперь он состоит из одного (считал) вагона, и нарочно пускают самый грязный, замызганный. Вокзал заколочен, и билеты покупают у кондуктора.

В городе процветают больницы и гробовщики. Если увидишь в центре красивый, чистый, ухоженный дом - это непременно похоронная контора. Больницы там такие, что студенты из Йельского госпиталя в Нью-Хевене говорили мне: в нашем университетском центре мы не видим таких замысловатых случаев, как в простой горбольнице Уотербюри. Что-то там связано с медной промышленностью.

Там неожиданно роскошный букинистический магазин, огромный подвал - если порыться, натыкаешься даже на издания 18 века. Посреди магазина стоит бочка с медными гербовыми пуговицами - их продают на вес, в качестве сувениров. Это последние остатки медного величия Уотербюри. В незапамятные времена этих пуговиц наделали столько, что еще теперь непонятно, куда их девать.

Самое удивительное в Уотербюри - там не одна Мейн-стрит, а две. Они пересекаются, и таким образом, получаются Ист, Вест, Норс и Саус-Мэйн. То ли у основателей Уотербюри с фантазией было плохо, то ли наоборот чересчур хорошо...