Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Seminarist

Алексеев Сергей Петрович, "Срочный военный груз". Из книги "Рассказы о Владимире Ильиче Ленине".

Бушевала гражданская война. Трудное было время.

Из Сибири в Москву шел железнодорожный состав. Прибыл состав в Челябинск. Забиты пути вагонами. Не хватает для всех паровозов. Стоят поезда. Затор.
Пошел начальник сибирского поезда к начальнику станции.
— Что такое?
— Срочный военный груз.
— Чье указание?
— Товарища Ленина.
Пропустили сибиряков вне очереди.
Прибыл состав в Самару. Забиты пути вагонами. Не хватает для всех паровозов. Стоят поезда. Затор.
Пошел начальник сибирского поезда к начальнику станции.
— Что такое?
— Срочный военный груз.
— Много срочных, много военных, — пробурчал недовольно начальник станции.
Достает бумагу начальник поезда.
— Чье указание?
— Товарища Ленина.
Пропустили состав вне очереди.
Прошел он Сызрань, Кузнецк, Рязань. Уступают ему дорогу.
— Срочный военный груз!
— Срочный военный груз!
— Указание Ленина!
— Указание Ленина!
Прибыл состав в Москву. Открыли вагоны. В вагонах мешки с мукой.
— Вот так срочный!
— Вот так военный!
Позвонили Владимиру Ильичу:
— Владимир Ильич, ваше имя незаконно использовали.
— Что случилось? Слушаю вас, товарищи.
Объясняют Ленину про вагоны, про хлеб. Про то, что хлеб доставлен как срочный военный груз.
Слушает Ленин.
— Так, так.
— Надо наказать виновных, Владимир Ильич.
— Так, так…
— Строго, со всей революционной суровостью, по законам военного времени.

Повесил Владимир Ильич трубку. Достал из стола бумагу. Сообщалось в бумаге о том, что время тяжелое, время суровое, что очень трудно в Москве с продуктами, что голодают, что умирают от голода московские дети. Просьба была в бумаге: доставить московским детям хлеб побыстрей из Сибири.
Читает бумагу Ленин. Вспоминает тот день, когда пришли к нему с этой бумагой московские рабочие. Выслушал Владимир Ильич тогда рабочих и распорядился: доставить хлеб московским детям как срочный военный груз. И расписался: «Ульянов-Ленин».
Seminarist

Два парня в метро.

Один другому показывает что-то на телефоне и оба покатываются со смеху. Я вижу экран телефона. На нем черно-белая столбиковая диаграмма.
Seminarist

Поездка на трамвае по Сан-Франциско в 1906 году, незадолго до землетрясения.

Озвученный документальный фильм:

В комментах на Реддите пишут, что фильм снимали в рекламных целях. Чтобы показать оживленное движение, три или четыре автомобиля ездили перед камерой взад и вперед. На самом деле автомобили были еще сравнительно редки.
Seminarist

Жил человек

Стою на пороге открытия, а войти сил не хватает. "Человек рассеянный" Самуила Маршака - небрежно зашифрованный памфлет о евреях. То ли сионистский, то ли антисемитский. Вот смотрите:

Жил человек - классический библейский зачин.
рассеянный - т.е. в Рассеянии.
На улице - намек на неоседлость, в противоположность другим народам, живущим в "домах"-странах, евреи живут вне "дома Израилева". Возможно, также намек на непомерную, по мнению иных, деловую активность.
Бассейной - намек на микву?
...
Надевать он стал пальто -
говорят ему "Не то". - претензии окружающих к одежде евреев - то слишком отличаются, то слишком мимикрируют под "своих".
Надевать он стал гамаши -
Говорят ему "Не ваши". - не требует объяснений.
...
Вся эпопея с отцепленным вагоном - карикатура на сионистскую репатриацию, которая ко времени написания "Рассеянного" основательно замедлилась и далеко не оправдывала возлагавшихся на нее в начале 20-го века надежд.

И т.д. К сожалению, в еврейской теме совершенно не разбираюсь, не хватает эрудиции разработать тему.
Seminarist

В рассказе дореволюционного беллетриста Гейнце

"От Москвы до Петербурга", написанном в конце 19 века, действие происходит "в общем вагоне первого класса для курящих" в поезде Москва-Петербург. Пассажиры - чистая публика, и среди них упоминается "худощавый немец, беспрестанно кашляющий и успевший уже заплевать вокруг себя ковер на протяжении квадратного аршина". В течение рассказа "катарральный немец" время от времени кашляет и плюётся. К утру вокруг него уже "целое озеро мокроты".

Заразительность туберкулеза и его природа были к тому времени хорошо известны, в том числе и в России. Тем не менее, на немца с его мокротой в вагоне первого класса никто не обращает никакого внимания. Деталь, как будто, совершенно невероятная - но при всей неправдоподобности она не служит сюжету, так что автору не к чему ее выдумывать. Повидимому, в действительности так и было.

Вот из-за таких деталей, которые невозможно придумать самому, имеет смысл читать авторов третьего и четвертого разряда.
Seminarist

Ипполит Тэн "Английские Заметки"

Тэна в Англии поразило, что бедняки ходят в обносках с десятого плеча. Французский поденщик, писал он, носит блузу из грубой холстины, с заплатами, но это его собственная блуза. Английские бедняки ходят в одежде, когда-то сшитой для людей обеспеченных и сменившей пять-шесть хозяев - в продавленных цилиндрах, в сюртуках с прорехами, в трижды перилицованных капотах, в шелковых шляпках, заскорузлых от грязи - являя собой уродливые, гротескные карикатуры высших классов.

На каждой станции железной дороги была огромная Библия, прикованная цепью - для нужд проезжающих.
Seminarist

Уотербюри, штат Коннектикут

Когда-то довелось мне жить в Уотербюри, штат Коннектикут. Гнусный, умирающий город, некогда континентальный центр медной промышленности. До сих пор там сохранилось помпезное здание "Медной Корпорации Уотербюри", построенное из особого кирпича с медным отливом, торжественные банки и магазины на центральных улицах (по большей части закрытые)... Оттуда даже ходит отдельный поезд в Нью-Йорк. Когда-то, видимо, на этом поезде медные короли ездили на Уолл-Стрит и Бродвей. Теперь он состоит из одного (считал) вагона, и нарочно пускают самый грязный, замызганный. Вокзал заколочен, и билеты покупают у кондуктора.

В городе процветают больницы и гробовщики. Если увидишь в центре красивый, чистый, ухоженный дом - это непременно похоронная контора. Больницы там такие, что студенты из Йельского госпиталя в Нью-Хевене говорили мне: в нашем университетском центре мы не видим таких замысловатых случаев, как в простой горбольнице Уотербюри. Что-то там связано с медной промышленностью.

Там неожиданно роскошный букинистический магазин, огромный подвал - если порыться, натыкаешься даже на издания 18 века. Посреди магазина стоит бочка с медными гербовыми пуговицами - их продают на вес, в качестве сувениров. Это последние остатки медного величия Уотербюри. В незапамятные времена этих пуговиц наделали столько, что еще теперь непонятно, куда их девать.

Самое удивительное в Уотербюри - там не одна Мейн-стрит, а две. Они пересекаются, и таким образом, получаются Ист, Вест, Норс и Саус-Мэйн. То ли у основателей Уотербюри с фантазией было плохо, то ли наоборот чересчур хорошо...