Category: спорт

Seminarist

Реалии: трикотовый пиджак

Трикотаж, как известно, это вязаный текстильный материал. Всякий знаком с трикотажем по собственному опыту - из него делают различную спортивную и повседневную одежду. Однако в литературе начала прошлого века трико упоминается, в том числе, как материал для костюмов, пиджаков и проч.: трикотовый пиджак, триковая пара. Вот реклама 1908 года: "Что такое трико "Каира"? Очень прочная, практичная и элегантная шерстяная материя для весен. и летн. мужских костюмов, гладких цветов или в мелких рисунках с чуть видной клеткой или полоской" и проч. Случалось ли кому-нибудь видеть мужской костюм из трико?
Seminarist

Сюжет для детектива

Манхэттен. Мороз. Жертва падает замертво, проходя по улице. В голове дырка, пули нет. Главное - дырка сверху.

Выясняется, что убийца работал на семидесятом этаже в сонной унылой конторе. С коллегами по работе они от нечего делать тренировались в прицельных плевках вниз. Он был чемпионом конторы. Чтобы отличать плевки, они сосали цветные леденцы и следили за плевками в бинокль. Когда внизу проходил его враг, он увидел его в бинокль и злобно плюнул ему на шляпу. Плевок в полете замерз и с высоты семидесятого этажа влетел в череп жертвы, как пуля.
Seminarist

Нашла Коса на Камень

Кажется, у Карра (или у Пирсона) в биографии Конан Дойля есть такой эпизод:

когда Конан Дойль познакомился с Гербертом Уэллсом, тот сказал ему: ведь вы в молодости играли в крикет в таком-то клубе? Играл, ответил Конан Дойль. А помните там старика-профессионала, который давал уроки игры? Да, помню. Так вот, - заключил Уэллс, - это был мой отец! Конан Дойль был шокирован.

Дело в том, что спортсмен-профессионал в те времена был чем-то вроде мастерового или извозчика, человеком низшей касты.

Видимо, Уэллс не раз использовал этот приемчик. В том числе и на Вудхаузе. И вот что об этом вспоминает Вудхауз:

I like Wells. An odd bird, though. The first time I met him, we had barely finished the initial pip-pippings when he said, apropos of nothing, "My Father was a professional cricketer". If there's a good answer to that, you tell me. I thought of saying, "Mine had a white moustache", but finally settled for "Oh, ah", and we went on to speak of other things. (Performing Flea, Aug. 12, 1932)

(Уэллс мне нравится. Хотя он со странностями. В первый раз, когда мы только познакомились и едва успели сказать "привет-привет", он вдруг ни с того ни с сего говорит: "Мой отец был профессиональным игроком в крикет". И что, спрашивается, на это нужно отвечать? Я хотел было сказать: "А у моего были белые усы", но потом остановился на "А, ага", и мы заговорили о другом)
Seminarist

Тридцать три толстяка

Вчера зашел поужинать в единственный открытый после 10 ресторан. Конечно, можно было догадаться и не заходить. Там сидели те самые школьные футболисты. С родителями, друзьями, и почитателями. Причем, если бы я не знал наверное, что был футбольный матч, я подумал бы, что это команда Флориды по сумо. Такие они были толстые. Я никогда не видел, как играют в американский футбол, но, видимо, вес имеет там большое значение. Может, они там на поле пихаются или толкаются. Впрочем и из родителей несколько были очень крупного сложения, уже без всякого на то основания. Видимо, они выиграли, т.к. очень веселились. Никакого спиртного, разумеется, не было.

К ним никаких претензий, но всё-таки такая толпа толстяков отбивает аппетит. Только потянешь в рот кусок - а перед глазами это зрелище. Ага, мол, ешь, ешь, будешь как Великий Нехочуха.
Seminarist

Китайские церемонии

Собираясь уходить из больницы, услышал за окном хоровые вопли, барабанный бой, пальбу и трубы. Общее впечатление - что происходит хорошо организованная революция. Оказывается, ничего подобного - еженедельный футбольный матч между школьными командами, заканчивается в 10 вечера школьным духовым оркестром и фейерверком (начинается парадом). По звуку тянет по крайней мере на чемпионат мира. Это с такими китайскими церемониями здесь играют в футбол. Вероятно, когда два флоридца садятся поиграть в шахматы, они тоже предварительно нанимают какого-нибудь барабанщика или волынщика, чтобы стоял за спиной и дудел в ключевых моментах.