Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Seminarist

Нашел эпизод Монти Пайтона

"Почему Микеланджело не написал Тайную Вечерю".


Поразительно, но у этой сценки был исторический прототип, только там был не Микеланджело, а Паоло Веронезе, а вместо Папы Римского - венецианская инквизиция. И он просто переименовал полотно с кенгуру и кабаре в "Пир в доме Левия". (Увы, не помню, у кого из френдов читал эту потрясающую историю).
Banquet_in_the_House_of_Levi_by_Paolo_Veronese_-_Accademia_-_Venice_2016_(2)
Averchenko2

Аркадий Аверченко. "Варвары".

Малоизвестный фельетон, напечатанный в киевской газете "Свободные мысли" в октябре восемнадцатого года. Повод для него - слухи о большевицких планах по сносу царских памятников, но на самом деле это скорее рассказ о детстве автора, вроде куда более знаменитых, выходивших до революции. Поскольку нынче Пасха, не могу не поделиться. То есть, могу, конечно, но жадничать нехорошо.

Комментарии Станислава Никоненко привычно блистают эрудицией и глубокомыслием.

ВАРВАРЫ

Решено снять памятник Петру Великому.
На его месте ставится памятник Стеньке Разину.
Из газет

Это было тогда, когда фунт сливочного масла весил фунт, и стоил он 32 копейки, а я весил пуд и ничего не стоил.
В настоящее время без ложной гордости могу сказать, что я кое-что стою. Но теперь это, пожалуй, не штука, когда и фунт масла стоит 18 рублей...
Одним словом, в субботу на Страстной, после обеда мой огромный отец дружески-фамильярно дернул меня за ухо и предложил:
-- Сынок! Хочешь посмотреть, как баранов делают?
Пустой вопрос: хотел ли я? Конечно! Я на все мог смотреть с удовольствием: как столяр обстругивает доску, как соседская прачка гладит белье, трогая горячий утюг послюненным пальцем, и как дерутся собаки, хватая одна другую за хвосты и уши! Жизнь так прекрасна!
Seminarist

Английские слова, которые необходимо запомнить и как можно чаще употреблять:

Gleam - проблеск
Glean - собирать колоски после жатвы
Glebe - церковная земля
Glede - коршун
Glee - ликование
Gleed - горящий уголек
Gleek - шутка или розыгрыш
Gleeman - бродячий музыкант, менестрель
Gleet - гнойный уретрит
Gleg - чуткий, живой
Glen - небольшая уединенная долина
Gley - род глины
Seminarist

Редкий исторический курьез: фельетон Аверченко на церковную тему.

Аверченко был человек нецерковный и, кажется, совершенно нерелигиозный; о церковных делах он не написал почти ничего. К тому же, кажется, и по цензурным соображениям фельетоны о церкви печатать было бы нельзя. Возможно, этот пропустили, потому что герой находился в оппозиции к начальству. Герой этот, иеромонах-черносотенец Илиодор Труфанов, был известен скандальными заявлениями для прессы; он был предшественник нынешних протоиереев-ньюсмейкеров.

СТРАШНОЕ ДЕЛО

Илиодор предал анафеме председателя совета министров В. Н. Коковцова, обер-прокурора Синода В. К. Саблера, товарища его В. П. Даманского, а до этого -- царицынского полицеймейстера и директора цирка Никитина.
(Из газет)
Collapse )
Seminarist

Нет, ну вот что это такое?

Только что закончил "Оливера Твиста".

Вот есть богатая и почтенная вдова, миссис Мэйли. У вдовы есть сын Гарри, юноша с отличными задатками и блестящим будущим: место в парламенте ждет его не дождется. Есть и Роз, сиротка-воспитанница: девушка бедная, но прекрасная и добрая, как ангел. К сожалению, Роз незаконнорожденная. Гарри и Роз любят друг друга. Но когда Гарри делает ей предложение, она говорит: ни за что на свете. У тебя блестящее будущее, я не позволю себе омрачить твою жизнь и карьеру своим позором, который и т. п. Гарри уезжает, Роз тихо плачет. Все довольны.

Роман подходит к концу. Вдруг выясняется, что Роз никакая не незаконнорожденная. Просто у нее была старшая сестра, которая забеременела вне брака, и покрыла семью таким позором, что отец увез Роз в самый отдаленный уголок Уэльса, и вскоре умер там от горя под чужой фамилией. Роз взяли чужие люди и, как обычно, всё перепутали.

Тут из соседней комнаты появляется Гарри - ага, ну теперь-то ты пойдешь за меня замуж? Роз говорит: конечно, не пойду, ничего ведь не изменилось. Как не изменилось?! - удивляется Гарри (а вместе с ним и читатели).
- А вот так, - говорит Роз, - не изменилось.
- Подумайте, дорогая Роз, подумайте о том, что вы услышали сегодня вечером.
- А что я услышала? Что я услышала? - воскликнула Роз. - Сознание, что он обесчещен, так повлияло на моего отца, что он бежал от всех... Вот что я услышала! Довольно... достаточно сказано, Гарри, достаточно сказано!


Но Гарри не сдается. - Я хочу сказать только одно: когда я расстался с вами в последний раз, я вас покинул с твердой решимостью сравнять с землей все воображаемые преграды между вами и мной. Я решил, что, если мой мир не может быть вашим, я сделаю ваш мир своим; я решил, что ни один из тех, кто чванится своим происхождением, не будет презрительно смотреть на вас, ибо я отвернусь от них. Это я сделал. Те, которые отшатнулись от меня из-за этого, отшатнулись от вас и доказали, что в этом смысле вы были правы. Те покровители, власть имущие, и те влиятельные и знатные родственники, которые улыбались мне тогда, смотрят теперь холодно.

Иными словами, потеряв надежду поднять ее до своего положения, он пошел на отчаянный шаг: сам опустился в такие низины общества, где ни на него, ни на его жену не посмотрят косо за ее сомнительное прошлое. Он сделался сельским священником!

Не знаешь, чему здесь больше дивиться: готовности ли автора оскорбить разом всех сельских священников и их супруг, объявив их положение столь низким, что для него репутация не имеет значения; или наивной уверенности, что жена сельского священника больше защищена от сплетен и презрения соседок, чем жена члена парламента.

Я убежден, что на самом деле всё было не так, и автор намекнул нам на это нарочито нелепой развязкой. На самом деле Гарри Мэйли решил сделаться не сельским священником, а вором и бандитом. Вот истинный смысл его слов. Вот тот мир, где никто и никогда не скажет Розе худого слова за ее происхождение и за внебрачные связи ее покойной сестры. Вот за что отшатнулись от Гарри все его знатные и влиятельные родственники. Гарри вместе с Роз (и, конечно, Оливером Твистом) навсегда присоединился к изгоям общества.
Seminarist

С острова Мальты в Гатчину

Собрание сочинений Аверченко. Том 4, стр. 42. Рассказ "Ликвидация"

- А то, может, распоряжение какое-нибудь... Что, мол, на основании чрезвычайной охраны, предлагается жителям не иметь при себе и употреблять в пищу - ничего круглого. Вроде, как на праздник Иоанна Крестителя.

Примечание Станислава Никоненко:

С. 42 ...на праздник Иоанна Крестителя. - Иоанн Креститель (Иоанн Предтеча) - один из великих пророков, который возвестил пришествие Иисуса Христа. Умер Иоанн Креститель насильственной смертью: за обличение царя Ирода, он был заключен в темницу и, по требованию Саломеи, Ирод велел отрубить ему голову.
Образ Иоанна Крестителя играет большую роль в христианском вероучении; в его честь установлены следующие праздники: 23 сентября - зачатие И. К., 24 июня - день его рождества, 29 августа - Усекновение главы И. К.; 7 января - Собор И.К.; 24 февраля - Первое и Второе обретение главы И.К.; 25 мая - Третье обретение главы И.К., 12 октября - праздник Перенесения руки Крестителя с острова Мальты в Гатчину.
Seminarist

В 484 году Папа Римский Феликс

отлучил от церкви Патриарха Константинопольского Акакия. Ни один клирик не осмелился известить об этом Патриарха; грамоту об отлучении тихонько прилепили ему на спину во время службы в Софийском соборе Константинополя.