?

Log in

No account? Create an account

Вещи, о которых мало кто имеет верное представление

Entries by category: религия

"А что мы скажем о том,
о чем трубят и кричат теперь все газеты? Об этом мы ничего не скажем."

Добролюбов.

[sticky post]А что мы скажем о том,
Seminarist
seminarist
о чем трубят и кричат теперь все газеты? Об этом мы ничего не скажем."

Добролюбов.

В Фейсбуке опять балуются Фейсаппом - и я туда же.
Seminarist
seminarist
Маститый старец, патриарх и дуайен русской юмористики, А. Т. Аверченко, в 1960 году.

К терминологии экклезиологии
Seminarist
seminarist
Узнал, что по-английски есть Eastern Orthodox Church (наше православие) и Oriental Orthodox Church (включающая армянскую, коптскую, эфиопскую и сирийскую). Это решительно никого не смущает.

Аркадий Аверченко. "Варвары".
Averchenko2
seminarist
Малоизвестный фельетон, напечатанный в киевской газете "Свободные мысли" в октябре восемнадцатого года. Повод для него - слухи о большевицких планах по сносу царских памятников, но на самом деле это скорее рассказ о детстве автора, вроде куда более знаменитых, выходивших до революции. Поскольку нынче Пасха, не могу не поделиться. То есть, могу, конечно, но жадничать нехорошо.

Комментарии Станислава Никоненко привычно блистают эрудицией и глубокомыслием.

ВАРВАРЫ

Решено снять памятник Петру Великому.
На его месте ставится памятник Стеньке Разину.
Из газет

Это было тогда, когда фунт сливочного масла весил фунт, и стоил он 32 копейки, а я весил пуд и ничего не стоил.
В настоящее время без ложной гордости могу сказать, что я кое-что стою. Но теперь это, пожалуй, не штука, когда и фунт масла стоит 18 рублей...
Одним словом, в субботу на Страстной, после обеда мой огромный отец дружески-фамильярно дернул меня за ухо и предложил:
-- Сынок! Хочешь посмотреть, как баранов делают?
Пустой вопрос: хотел ли я? Конечно! Я на все мог смотреть с удовольствием: как столяр обстругивает доску, как соседская прачка гладит белье, трогая горячий утюг послюненным пальцем, и как дерутся собаки, хватая одна другую за хвосты и уши! Жизнь так прекрасна!

Редкий исторический курьез: фельетон Аверченко на церковную тему.
Seminarist
seminarist
Аверченко был человек нецерковный и, кажется, совершенно нерелигиозный; о церковных делах он не написал почти ничего. К тому же, кажется, и по цензурным соображениям фельетоны о церкви печатать было бы нельзя. Возможно, этот пропустили, потому что герой находился в оппозиции к начальству. Герой этот, иеромонах-черносотенец Илиодор Труфанов, был известен скандальными заявлениями для прессы; он был предшественник нынешних протоиереев-ньюсмейкеров.

СТРАШНОЕ ДЕЛО

Илиодор предал анафеме председателя совета министров В. Н. Коковцова, обер-прокурора Синода В. К. Саблера, товарища его В. П. Даманского, а до этого -- царицынского полицеймейстера и директора цирка Никитина.
(Из газет)
Read more...Collapse )

Нет, ну вот что это такое?
Seminarist
seminarist
Только что закончил "Оливера Твиста".

Вот есть богатая и почтенная вдова, миссис Мэйли. У вдовы есть сын Гарри, юноша с отличными задатками и блестящим будущим: место в парламенте ждет его не дождется. Есть и Роз, сиротка-воспитанница: девушка бедная, но прекрасная и добрая, как ангел. К сожалению, Роз незаконнорожденная. Гарри и Роз любят друг друга. Но когда Гарри делает ей предложение, она говорит: ни за что на свете. У тебя блестящее будущее, я не позволю себе омрачить твою жизнь и карьеру своим позором, который и т. п. Гарри уезжает, Роз тихо плачет. Все довольны.

Роман подходит к концу. Вдруг выясняется, что Роз никакая не незаконнорожденная. Просто у нее была старшая сестра, которая забеременела вне брака, и покрыла семью таким позором, что отец увез Роз в самый отдаленный уголок Уэльса, и вскоре умер там от горя под чужой фамилией. Роз взяли чужие люди и, как обычно, всё перепутали.

Тут из соседней комнаты появляется Гарри - ага, ну теперь-то ты пойдешь за меня замуж? Роз говорит: конечно, не пойду, ничего ведь не изменилось. Как не изменилось?! - удивляется Гарри (а вместе с ним и читатели).
- А вот так, - говорит Роз, - не изменилось.
- Подумайте, дорогая Роз, подумайте о том, что вы услышали сегодня вечером.
- А что я услышала? Что я услышала? - воскликнула Роз. - Сознание, что он обесчещен, так повлияло на моего отца, что он бежал от всех... Вот что я услышала! Довольно... достаточно сказано, Гарри, достаточно сказано!


Но Гарри не сдается. - Я хочу сказать только одно: когда я расстался с вами в последний раз, я вас покинул с твердой решимостью сравнять с землей все воображаемые преграды между вами и мной. Я решил, что, если мой мир не может быть вашим, я сделаю ваш мир своим; я решил, что ни один из тех, кто чванится своим происхождением, не будет презрительно смотреть на вас, ибо я отвернусь от них. Это я сделал. Те, которые отшатнулись от меня из-за этого, отшатнулись от вас и доказали, что в этом смысле вы были правы. Те покровители, власть имущие, и те влиятельные и знатные родственники, которые улыбались мне тогда, смотрят теперь холодно.

Иными словами, потеряв надежду поднять ее до своего положения, он пошел на отчаянный шаг: сам опустился в такие низины общества, где ни на него, ни на его жену не посмотрят косо за ее сомнительное прошлое. Он сделался сельским священником!

Не знаешь, чему здесь больше дивиться: готовности ли автора оскорбить разом всех сельских священников и их супруг, объявив их положение столь низким, что для него репутация не имеет значения; или наивной уверенности, что жена сельского священника больше защищена от сплетен и презрения соседок, чем жена члена парламента.

Я убежден, что на самом деле всё было не так, и автор намекнул нам на это нарочито нелепой развязкой. На самом деле Гарри Мэйли решил сделаться не сельским священником, а вором и бандитом. Вот истинный смысл его слов. Вот тот мир, где никто и никогда не скажет Розе худого слова за ее происхождение и за внебрачные связи ее покойной сестры. Вот за что отшатнулись от Гарри все его знатные и влиятельные родственники. Гарри вместе с Роз (и, конечно, Оливером Твистом) навсегда присоединился к изгоям общества.

Terra sigillata
Seminarist
seminarist
На греческом острове Лемнос издревле добывали целебную землю. Жрица Дианы, принеся в жертву Земле пшеницу и ячмень, выкапывала в склоне холма красную глину. Отвезя ее на телеге в город, она замешивала глину с водой, потом отцеживала и очищала, а когда глина становилась на ощупь, как воск - лепила из нее круглые лепешки и ставила на них храмовую печать. Называлась такая глина terra sigillata - запечатанная земля, и помогала от поноса, от язв, от ядов, от чумы, от укуса змеи и бешеной собаки... Её с полной верой упоминали Плиний и Диоскорид, а Гален, который нарочно посетил Лемнос, чтобы наблюдать ее добычу, привез с собой в Рим двадцать тысяч лепешек.

Шли века. Смеркалось. Землей с Лемноса лечили чуму при Юстиниане, Филиппе Валуа и Карле II. Она входила в рецептуру териака. Короли глотали запечатанную землю перед едой для профилактики отравления. В 1533 году церемонию добычи, которая к тому времени совершалась только раз в год - 6 августа, на Преображение, перед восходом солнца - видел французский дипломат и натуралист Пьер Беллон. Глину теперь добывали греческие монахи под надзором турецкого губернатора, и печать на ней ставилась турецкая. Перед этим монахи служили обедню в маленкой часовне, устроенной в склоне холма, а турецкий ходжа приносил в жертву козу. Посмотреть на церемонию собиралось три тысячи человек. Но теперь целебная глина залегала глубоко: чтобы добраться до нее, требовалось пятьдесят или шестьдесят землекопов - жрица Дианы со своей лопатой и тележкой не много бы накопала. По всей Европе усердно штамповались подделки, целебную землю искали так же усердно, как в девятнадцатом веке - целебные воды. В Силезии добывали terra sigillata Strigoniensis s. Silesiaca, на Самосе - t. s. Samia, на Сицилии - t. s. Sicula, в Палестине - t. s. Hierosolymetana. Еще в середине 19 века terra sigillata входила в европейские фармакопеи. Она была едва не первым стандартизированным лекарственным средством в европейской медицине.

В 1890 году изготовление лепешек еще видел путешествующий английский богослов Тозер, но он отметил, что индустрия запечатанной земли явно приходит в упадок - на церемонию 6 августа пришло всего двадцать человек, а турецкий губернатор давно потерял к ней всякий интерес; даже на самом Лемносе ни один аптекарь не держал у себя знаменитого лекарства. Только старухи с восточной оконечности острова еще толкли глиняные лепешки, разводили с водой, и поили больных. Обнищавший владелец холма уже подавал прошение, чтобы ему было позволено посеять на нем зерно. terra sigillata

К двадцатому веку добыча глины прекратилась окончательно - чуть ли не потому, что ее всю выкопали. В 1913 году английский фармаколог Томпсон проанализировал лепешку лемносской земли, относившуюся к 16 веку. Он не нашел в ней никаких лечебных свойств. Впрочем, ему могла достаться подделка.

Констатация смерти
Seminarist
seminarist
Когда умирает Папа Римский, кардинал-камерарий должен трижды ударить его в лоб серебряным молоточком, вопрошая по латыни "Имярек, спишь ли?", причем называет его именем, полученным при крещении.

Интересно, для этих случаев в Ватикане держат специальный молоточек (представляю, как долго его всякий раз приходится искать) или употребляют любой серебряный молоток, попавшийся под руку?

Можно представить себе детектив, в котором кардинал-камерарий убивает папу этим молоточком...

The Curate's Egg
Seminarist
seminarist
В 1895 году "Панч" опубликовал одну из самых знаменитых карикатур в истории: True Humility ("Истинное смирение") Джорджа Дюмурье.

Bishop: "I'm afraid you've got a bad egg, Mr Jones"
Curate: "Oh, no, my Lord, I assure you that parts of it are excellent!"

Епископ: "Боюсь, вам попалось несвежее яйцо, мистер Джонс"
Младший священник: "О, нет, милорд, уверяю вас, местами оно превосходно!"

Разумеется, всё дело в последней фразе. Она вошла в поговорку, как и выражение "яйцо младшего священника", означающее такую вещь, которая "местами превосходна", но в целом ни на что не годна. Рисунок Дюмурье перепечатывали сотни раз, его можно найти в любом сколько-нибудь представительном сборнике английских карикатур. Даже советскому читателю он был известен в пересказе С.Н. Паркинсона ("все церковные анекдоты восходят к истории про яйцо и младшего священника...").

Прошло почти сто лет. В 1992 году, на 151-м году публикации, закрылся "Панч". В последнем номере снова напечатали карикатуру Дюмурье, но с небольшим изменением подписи: Read more...Collapse )

Пасхальное
Seminarist
seminarist
Кулич считается непременным и главным атрибутом русского пасхального стола, прочно ассоциируясь и с Пасхой и с Россией. Однако, если верить Шмелеву, еще сто лет назад кулич пекли не только к Пасхе, но и, допустим, к именинам. А в русской литературе он, кажется, не упоминается раньше Гоголя.

В девяностые годы многие, думаю, удивились, когда в Россию стали завозить куличи из Италии - не совсем такие, как наши, но достаточно похожие. Забавно, что итальянский кулич - панеттоне - пекут не на Пасху, а на Рождество. Английская Википедия сообщает: "в некоторых областях Италии панеттоне подают с крема-де-Маскарпоне: это крем, сделанный из сыра Маскарпоне, яиц, цукатов и ликера". Чем не наша сырная пасха?

Неужели из Италии заимствовали? Или вот, говорят еще на Мальте панеттоне издавна любят - м.б. при Павле мальтийские рыцари завезли?

В форме змеи
Seminarist
seminarist
В русской (синодальной) Библии 13 раз упоминаются шакалы. Однако в славянской (елизаветинской) Библии в 6 случаях на этом месте стоят "змии", в 3 случаях - "сирины", в одном случае - безымянные "птицы" и в одном случае - "львы". В английской Библии (короля Иакова) в 11 случаях - dragons, в одном случае - lion и в одном - wild beasts of the islands.

Интересно, какое там животное на самом деле имелось в виду?

Из любимых стихов
Seminarist
seminarist
Вильгельм Зоргенфрей
***
Был как все другие. Мыслил здраво,
Покупал в субботу "Огонёк",
К Пасхе ждал на шею Станислава(1)
И на самой Вербной занемог.
Диагност в енотовой шинели(2)
Прибыл в дом, признал аппендицит(3)
Read more...Collapse )

Intolerance
Seminarist
seminarist
"До сих пор (сэр Иэн) МакКеллен, если в гостиничном номере на тумбочке лежит Библия, открывает Левит, 20:13 ("И с мужеским полом да не ляжеши женским ложем, мерзость бо есть")* и вырывает эту страницу."

He That Plays the King, by John Lahr
New Yorker, Aug. 27, 2007, p.56

____________
*На самом деле Левит, 18:22. Левит, 20:13 предписывает побивать мужеложцев камнями. Интересно, какую страницу он в действительности вырывает?

Антипиппа
Seminarist
seminarist
Иногда самые простые слова - самые непереводимые. Вот попробуйте перевести на русский "Песенку Пиппы" Браунинга. Которую Вустер любил цитировать.
THE year 's at the spring,
And day 's at the morn;
Morning 's at seven;
The hill-side 's dew-pearl'd;
The lark 's on the wing;
The snail 's on the thorn;
God 's in His heaven—
All 's right with the world!
Между прочим, адекватного русского перевода так и нет. Неадекватные поражают беспомощностью. Вот Гумилев:

Год у весны,
У утра день;
А утр ведь семь;
И холм в росе;
Птица летит;
Улитка ползет;
Бог в своих небесах -
И в порядке мир!

А вот авторитетная переводчица Вудхауза Жукова:
"Время года - весна,
И прозрачное ясное утро,
И трава на холмах вся усыпана жемчугом рос…

Жаворонок запел свою песню так весело и безыскусно,
И улитка ползёт по листу, оставляя свой лёгкий узор.

Улыбается Бог в небесах.
В этом мире всё так хорошо!"

Впрочем, это не предел - был переводчик того же Вудхауза, Гилинский, написавший такое:

Так каждый год и много лет
Весна приходит прытко,
И поутру лежит роса
Травы прекрасной страж.
Тут жаворонок на крыле,
Там - под листом улитка
И Господь Бог на небесах
И мир прекрасен наш.

Однажды, когда я воображал, что умею переводить художественную литературу, мне пришло в голову перевести стихи. Из "Оксфордской Антологии" я выбрал самое короткое и простое. Ну да, Песенку Пиппы. Через три дня, обломав об нее все зубы, я со злости решил перевести все наоборот. Песенка Антипиппы отчего-то сложилась легко и непринужденно.

Поздняя Осень. Стемнело.
Семь вечера. Дождь и слякоть.
Птица улитку съела.
Боже, какая пакость!

Вот думаю...
Seminarist
seminarist
может, это так и нужно - чтобы были разные батюшки - и либеральные, и консервативные, и монархические, и демократические, и левые, и правые? Чтобы пришел в церковь патриот-почвенник - а ему там: "Да, хорошо, держава, народ, венценосные мученики... А вот - Христос..." А пришел в другую церковь либерал - ему там: "Именно, именно - свобода слова, права человека, хельсинская группа... А вот - Христос..." И они оба в Церкви останутся.

"Для всех я сделался всем, чтобы уловить некоторых".

Всякое дыхание
Seminarist
seminarist
Молятся ли животные? Думаю, что да, но не в том же смысле, что мы. На это, например, указывают строки из 103 псалма: положил еси тьму, и бысть нощь, в нийже пройдут... скимны рыкающии восхитити и взыскати от Бога пищу себе. Т.е. не имея слов, они все же могут просить, и более того - самое их желание пищи - уже просьба к Богу. Т.е. животные знают Бога, не зная о Боге (не обладая механизмом интеллектуального познания, они знают его, как знают реальность)

Выражается сильно русский народ
Seminarist
seminarist
Был в Новгороде некий епископ Вассиан. Заботился о благоустройстве родного города, и особенно усердствовал в рытье прудов. За что и получил от благодарных современников название, под которым останется в анналах церковной истории до скончания века: Вассиан Рыло.

Православный бар
Seminarist
seminarist
"Паки, паки"