Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Seminarist

Вывоз старинных вещей из России

Технический вопрос. С 1993 года в России действует закон "О ввозе и вывозе культурных ценностей", безусловно запрещающий вывозить из страны любую вещь, сделанную более 100 лет назад. Так вот, в этой статье 2018 года говорится:

"В нынешнем году в его текст были внесены существенные изменения. Как разъяснило Министерство культуры, основные поправки сводятся к следующему. Во–первых, теперь физическим лицам для вывоза культурных ценностей для личного пользования необходимо получить разрешение в Минкультуры. (...)
Еще раньше, в декабре 2017 года, к радости антикваров, была отменена самая драконовская норма закона, полностью запрещавшая вывоз культурных ценностей возрастом старше 100 лет."

То есть, если я правильно понимаю, теперь можно подать такой предмет на экспертизу, и если эксперты признают, что он не имеет исключительной историко-культурной ценности, Министерство культуры может разрешить его вывоз.

Так вот, вопрос.

У нас в России есть стенные часы, принадлежавшие моему прадедушке. Ценность их скорее сентиментальная, чем историческая или культурная, редкостью их тоже назвать нельзя - подобных часов я видел в России немало. Однако им больше ста лет. Правильно ли я понимаю, что теперь есть шанс вывезти их за границу? Или на практике в таком разрешении всё равно отказывают?
Seminarist

Рассказ Агаты Кристи "Авгиевы конюшни".

Эркюля Пуаро вызывает премьер-министр. Скандальная газетенка готовит кампанию разоблачения коррупции в правительстве, в центре которой - предыдущий премьер, политический кумир всей Англии, считавшийся до сих пор образцом неподкупной честности. Нынешний премьер - его зять. С газетенкой ничего поделать нельзя - факты, которые она собирается публиковать, чистая правда. Если они будут опубликованы, правительство падет, к власти придет неуравновешенный лидер оппозиции и чего он настряпает - даже представить страшно. Премьер клянется, что узнал о коррупции только год назад и тогда же настоял, чтобы тесть ушел в отставку.

Пуаро берется за дело, но уже поздно. Газетенка публикует не только разоблачение темных дел предыдущего премьер-министра, но и сплетни о жене нынешнего. Оказывается, вместо поездки на отдых в Шотландию она сбежала в Париж, где ее видели пьяной и очень бледной в объятьях аргентинского жиголо. Премьер-министр рвет на себе волосы и не желает ничего слышать. Газетенка публикует фотографии: вот супруга премьера, явно не в себе, вот рядом жиголо, вот на заднем плане Эйфелева башня. Вся Великобритания содрогается от ужаса. Премьер-министр подает на газету в суд за клевету.

На суде свидетелем обвинения выступает епископ Нортумбрии, почтенный друг семьи. Все это время жена премьера гостила в его доме. Это же подтверждает жена епископа, лондонский специалист по нервным болезням, настоятельно рекомендовавший отдых в Нортумбрии, местный доктор, посещавший ее в доме епископа и еще двадцать почтенных обывателей. Затем обвинение вызывает свидетелем неизвестную никому датчанку, как две капли воды похожую на жену премьера. Она работала официанткой в копенгагенском ресторане, когда к ней подошел англичанин, представился журналистом из скандальной английской газетенки и предложил заработать немного денег...

Редактор скандальной газетенки тщетно пытается убедить суд, что компрометирующие снимки прислали в газету неизвестные лица. Ему никто не верит, на газету наложен огромный штраф, она закрывается.

Всё это устроил по договоренности с женой премьер-министра Эркюль Пуаро. Пока суд да дело, о махинациях прежнего премьера (ее отца) все забыли. Если их теперь и вспоминают, то считают очередным безответственным враньем скандальной газетенки.
Seminarist

Нетрудно быть богом

Когда Юлий Цезарь сделался пожизненным диктатором, среди прочих почестей, божеских и человеческих, которые он себе выбил (специальное золотое кресло в сенате, право ходить каждый день в лавровом венке, его изображение на монетах и проч.) сенат позволил ему устроить на своем доме треугольный фронтон (fastigium). До этого с треугольным фронтоном римляне строили только храмы.
1200px-Izba
Fastigium.
Seminarist

Английские слова, которые необходимо запомнить и как можно чаще употреблять:

Faction - фракция или клика
Arefaction - иссушение
Assuefaction - привыкание
Benefaction - благодеяние
Calefaction - потепление
Cinefaction - испепеление
Colliquefaction - сплавление
Excalfaction - то же, что и calefaction
Expergefaction - пробуждение
Frigefaction - охлаждение
Labefaction - ослабление (обычно моральное или политическое)
Liquefaction - разжижение
Malefaction - злодейство
Olfaction - обоняние
Patefaction - раскрытие, разглашение
Petrifaction - окаменение
Putrefaction - гниение
Rarefaction - разрежение
Refaction - возмещение
Spargefaction - распрыскивание
Stupefaction - оцепенение, остолбенение
Tabefaction - отощание
Tepefaction - достижение тепловатости
Torrefaction - обжиг
Tumefaction - опухание
Vitrifaction - остекленение

Почему всё это звучит, как черты из жизни какого-нибудь алкоголика?
Seminarist

Оказывается, по-английски название реки Нигер

произносится "Найджер". Я всегда был уверен, что "Найгер" - благодаря бессмертным строкам
There was a young lady of Niger,
Who smiled on the back of the tiger.
И у Гилберта в Микадо: "Yes, I like to see a tiger. From the Congo or the Niger, And especially when lashing of his tail!"
В старых записях поют "Найгер", но я только вчера слышал новую, где "Найджер". С другой стороны на Гилберта в этом полагаться нельзя - ему случалось рифмовать live and die - sympa-thie просто для собственного удовольствия.

И вот теперь я в сомнении: Найджер - это современная дань политкорректности, чтобы не было похоже на N-word, или так всегда говорили?
Seminarist

Будь любезен

Римский сенат не обладал ни законодательной, ни исполнительной, ни судебной властью. Это был совещательный орган: он мог только подавать советы магистратам. Самое ужасное постановление сената, заставлявшее граждан трепетать за свою жизнь и бежать из паническом страхе в горы, звучало так: консулы да озаботятся, чтобы республика не потерпела ущерба.
Seminarist

Новое собрание сочинений Аверченко в тринадцати томах

выходит в издательстве "Дмитрий Сечин", снова под редакцией и с комментариями маститого Станислава Никоненко. Нужно сказать спасибо и ему, и Дмитрию Сечину - лозунгом нового собрания, кажется, становится полнота. Всё, что вышло в книге с подписью Аркадия Аверченко и сохранилось в библиотеках, вошло в это собрание. Впрочем, до "Сатирикона" и прочей периодики снова не добрались. Зато в первом томе для чего-то поместили длинную статью из журнала "Торгово-промышленная Россия" за 1906 год под названием "Всеобщее начальное образование в России". Статья нисколько не юмористическая и очень скучная, полна статистическими выкладками и курсивом, но журнал харьковский, а автором значится некий А. Аверченко - этого оказалось достаточным для составителей, ибо Аркадий Аверченко в 1906 году жил в Харькове. Для чего бы он, начинающий юморист, издававший в тот год в Харькове сатирический журнал "Штык", разразился статьей, которая начинается так:

Восемьдесят процентов населения России принадлежит к крестьянству и только двадцать процентов приходится на все остальные сословия. Как численно преобладающий элемент, крестьянство, самим фактом своего существования должно иметь огромное влияние на весь наш быт, на весь наш строй общественной и государственной жизни и, следовательно, составляет наш главный национальный интерес. Вопрос о положении крестьян должен, очевидно, занимать первое место в ряду других вопросов нашей внутренней политики, так как положение крестьянства определяет состояние всего государства. Беден крестьянин, значит, бедна и Россия, богат он - богата и Россия?

Но составителям не пришел в голову этот вопрос. Они не подумали, что в 1906 году в Харьковской губернии было, вероятно, более одного человека по фамилии Аверченко, и у некоторых из них имя начиналось на букву А. Вместо этого они написали к статье многословный комментарий, который надо приводить вместе со статьей целиком, чтобы оценить изысканный юмор этой истории. "Впервые печатаемая через сто лет после первой публикации статья позволяет лучше представить облик этого многогранного писателя-патриота, который на протяжении десятилетий расценивался просто как юморист. Да, юморист - но это лишь одна ипостась. Он и в юмористических рассказах выступал и как политик, и как экономист, и как психолог, и как борец за лучшее в человеке. Вера в человека в нем всегда побеждала. Немаловажный факт: статья несомненно сыграла свою роль в реформе образования в России. В 1911 г. Государственная Дума совместно со Всероссийским общеземским съездом приняли решение ввести с 1912 г. всеобщее начальное образование". Перевернувшись в гробу, Аверченко должен тут вздохнуть в сердечном умилении: и моего, дескать, капля меду есть.

Кстати, напечатав "Всеобщее начальное образование", составители не отступили от своего принципа не заглядывать в периодику. Единственная причина, по которой они увидели эту статью - она была отпечатана отдельным оттиском и попала в каталоги под фамилией Аверченко. "На титульном листе обозначено: Номер с настоящей статьей высылается бесплатно по всем министерствам в количестве по 50-ти экземпляров и по 1-му экземпляру всем членам Государственной Думы". Как писал сам незабвенный покойник "Стихи отпечатаны в миллион экземпляров и разосланы всем понимающим людям".

Примечания Станислава Никоненко, который издает Аверченко с 1964 года, ничуть не уступают его же примечаниям во всех предыдущих изданиях. Читатель может из них узнать, что Пробирная палатка - мифическое учреждение, потому что в ней был директором Козьма Прутков; что антик (лат.) означает "старина, древность"; что Карл IX, Людовик XIII и др. умерли не от угрызений совести, как безответственно пишет автор, а "от различных болезней"; и что "Помьянемо родителей" значит "Помянем (укр.) родителей".

Надо сказать, что в новое собрание вошло очень много произведений, не печатавшихся с самой первой публикации, в том числе многочисленные пьесы, которые Аверченко писал для театров миниатюр, антинемецкие фельетоны времен мировой войны, пародийная история Турции и милейшее предисловие к "Письмовнику Нового Сатирикона", где разделывается под орех подлинный сытинский "Письмовник" (возможно, я еще помещу его в этом журнале). За это издателю и составителям большое, чувствительное спасибо.

А вот кем надо быть издателю, чтобы в тринадцатитомном собрании сочинений не пронумеровать тома - это я даже и не знаю.

P. S. Пока вышли 9 томов из 13.
Seminarist

(no subject)

Доживший до тысячи лет фазан уходит в море и становится устрицей; доживший до сотни лет воробей уходит в море и становится мидией; дожившая до тысячи лет черепаха-юань научается говорить, как человек; дожившая до тысячи лет лиса становится прямо и превращается в красавицу; дожившая до тысячи лет змея, разорвавшись, разрастается по частям; по дожившей до ста лет крысе можно гадать. Таков у них у всех предел счета лет.

Гань Бао, Записки о поисках духов, 12, 300