Category: отношения

Seminarist

Серовато-зеленоватый цвет

CC Аверченко, т. 8, с. 128. Пьеса "Флирт Розенберга"

Дама (глядя вперед). Ой, рак, рак!
Розенберг. Где вы видите рака? (Испуганно подбирает ноги.)
Дама. Вон там что-то красное проползло. (Пауза.)
Розенберг. Что? Рак? Красный? На море? Ой! Вечные женские иллюзии...

Комментарий Станислава Никоненко (вот вы не знаете, чего тут комментировать, а Станислав Никоненко знает):

Рак? Красный? На море? - в море раки не водятся, кроме того, красными они становятся после того, как их отварят, живые раки имеют серовато-зеленоватый цвет.
Seminarist

Реалии: пуговицы

"Клоп" Маяковского начинается так:

Пуговичный разносчик
Из за пуговицы не стоит жениться, из-за пуговицы не стоит разводиться! Нажатие большого и указательного пальца, и брюки с граждан никогда не свалятся.Голландские,механические,самопришивающиеся пуговицы,6 штук 20 копеек...Пожалте, мусью!


О чем здесь речь? О кнопках? А они уже существовали в 1929 году? К тому же их никак нельзя назвать самопришивающимися - пришить кнопку сложнее, чем простую пуговицу. Возможно, речь о какой-то исчезнувшей реалии - скажем, пуговицы, которые закреплялись на одежде, как заклепки? Или это такая же фантазия Маяковского, как бюстгальтеры на меху?
Seminarist

Не то, чтобы мне не нравились мое имя и фамилия,

но иногда встречаешь имена, от которых острой завистью мгновенно пронзает весь организм: отчего так зовут не меня?!

Вот только что из журнала многоуважаемого rdp4v узнал, что в Москве живёт историк, преподаватель РГГУ, Владимир Григорьевич Чичерюкин-Мейнгардт.
Seminarist

Язык Джейн Остин

Сколько прелести в богатом, изысканном книжном лексиконе, в длинных, сложносоставленных предложениях, в монологах на полстраницы. За ними - неспешная жизнь в усадьбах, вековая культура, долгие ненастные дни в семейной библиотеке, чтение вслух по вечерам, Шекспир, Кинг Джеймс, французские романы и словарь Джонсона.

Вот Она отвергает Его ухаживание:
"From the very beginning, from the first moment, I may almost say, of my acquaintance with you, your manners impressing me with the fullest belief of your arrogance, your conceit, and your selfish disdain of the feelings of others, were such as to form that groundwork of disapprobation, on which succeeding events have built so immovable a dislike; and I had not known you a month before I felt that you were the last man in the world whom I could ever be prevailed on to marry."

Будь это письмо, мистер Дарси, что называется, втыкал бы и тупил бы на него полчаса, пока не понял (с карандашом в руках) что она не хочет за него замуж. Однако Элиза сказала всё это вслух, и он, вероятно, даже не пытался уследить за ходом её мысли. Настоящие леди не показывают своих чувств, но какая-нибудь предательская дрожь в голосе, какое-нибудь лёгкое движение левой брови подсказало ему, что между ними всё кончено. Бедняге ничего не оставалось, как только откланяться, неловко буркнув на прощание:

"You have said quite enough, madam. I perfectly comperehend your feelings, and have now only to be ashamed of what my own have been. Forgive me for having taken up so much of your time, and accept my best wishes for your health and happines."

Восхищение и беспомощная зависть. И только когда Остин, завершая особенно щеголеватый пассаж, вдруг запутывается в тройном отрицании - When Mr. Collins said anything of which his wife might reasonably be ashamed, which certainly was not unseldom - со дна моей души медленно поднимается жаба ехидного, извращённого злорадства. И тут же снова опускается на дно.


UPD: А подлежащее-то Элиза потеряла! А в герундии-то и запуталась! Вот что значит волноваться.