Category: образование

Seminarist

Пример терпения

Тынцовская вол.

Пример терпения.

В одной из школ Тынцовского района живет учительница с семейством; ей на прожитие не хватает средств. Что же она делает? Труженица идет на поденную работу — полоть в поле под палящие лучи солнца. В результате денного труда, она вечером несет, дорогое сокровище семейству: фунт хлеба и несколько золотников крупы. Радостно встречают труженицу дома, которая при виде сияющих детей, забывает всю свою усталость. Товарищи, будем-те все так терпеливы! Стойте, мужайтесь, крепитесь, помня, что придет время, оно уже близко, когда общий враг всех трудящихся масс — капитал, будет раздавлен и над нами радостно засияет луч светлой обновленной жизни.

Товарищ.

(Известия Владимирского Исполкома, 3 августа 1919).
Seminarist

Подлинная этимология: лаконический

Лаконический, -ая, -ое, тж. лаконичный, -ая, -ое, прил. (испорч. лаокоонический) - (о речи, тексте) - краткий, сжатый, немногословный.

Древнегреческое слово лаокоонический происходит от имени троянского жреца Лаокоона (Λᾱοκόων, от др.-гр. laos - народ, люди и koeo - вижу, примечаю). Он собирался разоблачить перед троянцами военную хитрость ахеян, оставивших под стенами троянского коня, как вдруг из моря выползли две огромные змеи, набросились на Лаокоона и двух его сыновей и немедленно задушили. Слова, сказанные в эту минуту Лаокооном, не дошли до нас; тем не менее, будучи, по необходимости, краткими, они были в то же время так сильны и выразительны, что с тех пор древние называли всякую краткую, но емкую речь лаокоонической.
laocoon head

В дальнейшем это слово оказалось связано с жителями Спарты. Благодаря сомнительным методикам спартанских неонатологов и педагогов, нездоровой диете из живых лисят и черной похлебки и воинственному нраву, спартанцы выделялись даже среди древних необычайно низкой продолжительностью жизни. С другой стороны, пренебрегая в своем образовании свободными искусствами, они, что называется, двух слов связать не умели. Древние греки, полагавшие первое удовольствие в беседе, шутили, что спартанец за всю жизнь и сотни слов не скажет: во-первых, говорить он не мастер, а во вторых, жизнь у него короткая. За это они прозвали Спарту "Лаокоонией" - страной немногословных или недолговечных (намекая на раннюю и внезапную смерть как Лаокоона с семьей, так и среднего спартанца). Спартанцы, со свойственным им лаокоонизмом, сократили это слово до Лаконии, которую было легче писать.
Seminarist

Многоуважаемый rdp4v

публикует в Фейсбуке сканы рекламных страниц "Казанского телеграфа" за 1902 год: цветочный одеколон Брокар, магазин тканей "Жадина", "Г-жи ДАМЫ всех званий и состояний, не теряйте времени, спешите воспользоваться уроками простейшей кройки и шитья по Парижской программе..."

Для меня самое интересное - частные объявления. Репетиторы, письмоводители, "немки" и зубные врачи, персонажи Чехова, Куприна и Аркадия Аверченко.

"На 8 рублей жалованья нужна кухарка, хорошо знающая свое дело, без рекомендаций не являться".
"Продается пролетка с верхом, работы Саст. Большая Красная, д. Ермолаевой, рядом с кондитерской Маломеркова, спросить кучера Алексея".
"Уроки живописи и двойной бухгалтерии за приличный стол и комнату в интеллигентном семействе".
"Вольноопределяющийся окончивший земледельческое училище, крайне нуждающийся, ищет каких-либо вечерних занятий. Копировка планов межевых и архитектурных, переписки, по счетоводству, или урока с учениками младших классов".
"Сестра студента убедительно просит места бонны, кассирши или продавщицы".
"Немка ищет места экономки или к детям".
"Желаю управлять имением, домами, номерами или другим делом, имею пожизненный бесплатный проезд по всей линии и ветвям Москов. Казан. ж. дороги".

И наконец:

"Молодая француженка с "дипломом" располагает еще свободным временем. Адрес в редакции".
Молодая француженка с дипломом
Seminarist

Дурацкий вопрос: наука о передаче информации

Давно ищу, кому задать вопрос: как называется наука, дисциплина, область знания и проч., посвященная передаче информации между людьми? Не в смысле "сколько мегабайт в секунду", а в смысле: вот есть некое словесное знание, и мне нужно его передать другому лицу или группе лиц. Учебник ботаники ли я пишу, инструкцию ли к пылесосу, историю болезни, полицейский протокол, лекцию читаю или анекдот рассказываю - мне нужно передать эту информацию максимально эффективно, то есть так, чтобы рецепиент понял меня, уяснил всё по пунктам при минимуме затраченных мною усилий.

Ясно, что если мне нужно написать "Борщ на столе, вернусь поздно", а я для передачи той же информации накатал письмо на три страницы, это неэффективно - работа непропорциональна результату. Если я написал "Сд. пр. ком. в. уд. в. н. м. од. ин. хол." - сэкономил время и бумагу, но вышло невразумительно.

Очевидно, что важный кусок информации имеет смысл повторить несколько раз - а сколько именно раз? Это, конечно, зависит от способа изложения - что в объявлении можно сказать однажды, в лекции не грех повторить и пять раз, чтобы запомнили.

Изложение не должно быть водянистым, но если сделать его чересчур концентрированным, за ним трудно уследить, эффективность передачи снижается, сколько-то воды необходимо - сколько? Потом, труд передатчика тоже ресурс ограниченный - сокращение и ужатие требует времени и сил, поэтому "я написал длинное письмо, не имея времени написать короткое". Где-то есть предел, за которым чистка и подстригание текста становится неоправданной тратой времени - как его определить?

У текста есть адресат - у приватного письма один, у открытого в газете - множество однородных читателей, а у истории болезни, например - несколько разнородных групп: другие врачи, медсестры, инструктора ЛФК, страховщики, прокурор, сам больной, ученый-исследователь, патологоанатом... Каждой из этих групп нужно свое - как составить историю так, чтобы никого не обидеть? Как должна быть сгруппирована информация, чтобы всем этим читателям было удобно ее искать?

Ясно, что нельзя написать вообще всё: во-первых, чтобы сказать всю правду, понадобится всё время, во-вторых, в избытке бесполезного утонет жизненно важное (если вместо "Не влезай, убъет" на опоре ЛЭП повесить двухтомный трактат, подробно излагающий все опасности, подстерегающие неосторожных, он будет прямо вреден, потому что его никто не прочитает). Как защищаться от недобросовестных источников, которые именно топят нужное в потоке ненужного, как, например, составители пользовательских соглашений?

Потом: я рассказываю некую историю. Если я это делаю по телефону, ясно, что мне нужно быть максимально последовательным, потому что иначе слушатель запутается. Если я то же самое излагаю на бумаге, то могу, в интересах элегантного изложения, слегка перескакивать от одного к другому - читатель не затруднится вернуться к нужному месту, если потеряет нить. Если я ту же информацию свел в таблицу, последовательность еще менее важна - и т. д.

Ясно, что такая дисциплина есть. Но я так невежествен, что не только не знаю, как она называется, но и где искать ее название. Это, вероятно, должно быть что-то на стыке психологии, операционной инженерии, педагогики, дизайна и проч. То есть существует, конечно, масса пособий по стилистике, в том числе ориентированных на журналистов, ученых, беллетристов, педагогов - но мне хотелось бы максимально общего изложения таких принципов.
Seminarist

Есть у Аверченко известный рассказ -

"Русская история". Как студент, гуляя в поле, повстречал толпу крестьян, и как крестьяне, приняв за опасного колдуна, студента убили. "Били долго, а потом утопили в реке". Его можно принять за шаблонное обличение свинцовых мерзостей русской жизни, но если приглядеться внимательней - мороз по коже. Потому что мужики-то в рассказе - мертвые. Покойники. Неуважай-Корыто и Коровий-Кирпич - все из списка помещицы Коробочки. Сразу становится ясно, отчего Нижняя Гоголевка так называется. Студент, собирая "растения" (что за растения он собирал, автор красноречиво умалчивает), невзначай переходит границу мира мертвых, и его постигает незавидная участь Хомы Брута.
Seminarist

В знаменитом романе Евгения Сазонова "Бурный поток"

есть фраза: "Почему вы опоздали? – спросила Анну завуч Вероника Николаевна, старая, опытная педагог." Пародийная нелепость фразы для нас становится очевидной только к самому концу - без "старой, опытной педагога" она выглядела бы сейчас вполне грамотно. Однако вот свидетельство современников. Оказывается, по тогдашней норме следовало писать "спросил завуч" - и именно невозможность согласовать это с "Вероникой Николаевной" создавала комический эффект.

На этом недоразумении, между прочим, строится интрига в старой песне "Четыре зуба" ("Цилиндром на солнце сверкая"):

От этой мучительной боли,
Всю ночь напролет простонал.
К утру, потеряв силу воли,
К зубному врачу побежал.

Схватил он меня очень грубо,
Связал мои руки назад.
Четыре здоровые зуба,
Мне выдернул с корнем подряд.

В тазу лежат четыре зуба,
А я, как безумный, рыдал.
А женщина-врач хохотала -
Я голос Маруськи узнал.
Seminarist

В первом действии "Пиратов из Пензанса"

Мейбл говорит пиратам:

Hold, monsters! Ere your pirate caravanserai
Proceed, against our will, to wed us all,
Just bear in mind that we are Wards in Chancery,
And father is a Major-General!

А как они при живом отце оказались под опекой Канцлерского суда? Гилберт был юристом по образованию и не мог допустить явную нелепость. Надо ли понимать, что генерал-майор был неправоспособен? Или он не имел права распоряжаться той частью имущества их покойной матери, которая полагалась по завещанию дочерям?
Seminarist

Мальчик, вынимающий занозу

Со школы я помню этого мальчика: как он бежал на состязаниях, занозил пятку, но не остановился, а прибежал первым, и только потом сел, чтобы вынуть занозу.

А откуда мы, собственно, все это знаем? То есть откуда мы знаем, что он прибежал первым, что не сошел с дистанции, хромая, сразу же, как почувствовал в пятке острый шип? Что он вообще куда-то бежал? Что он именно занозу вынимает? Вдруг это на самом деле "Мальчик, чешущий себе пятку от нечего делать"? Или даже "Мальчик, втыкающий занозу в пятку, чтобы откосить от состязаний"?
Seminarist

Не то, чтобы мне не нравились мое имя и фамилия,

но иногда встречаешь имена, от которых острой завистью мгновенно пронзает весь организм: отчего так зовут не меня?!

Вот только что из журнала многоуважаемого rdp4v узнал, что в Москве живёт историк, преподаватель РГГУ, Владимир Григорьевич Чичерюкин-Мейнгардт.