Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Seminarist

Еще из "Диалогических упражнений в латинском языке" Хуана Луиса Вивеса (1538).

"На пути в школу грамоты"

Циррат, Претекстат, Титивиллиций, Старуха, Девочка, Зеленщица.

Циррат:
Как по твоему, пора идти в школу.
Претекстат:
Ясно, что время нам идти.
Циррат:
Я не помню точно дороги, кажется, вот в этой ближней улице.
Претекстат:
Сколько раз ты туда ходил?
Циррат:
Три или четыре.
Претекстат:
А когда начал ходить?
Циррат:
Дня три назад, кажется, или четыре.
Претекстат:
Что же? Разве этого недостаточно, чтобы запомнить дорогу?
Циррат:
Нет, даже если бы и сто раз я ходил.
Претекстат:
Я же, если и два раза пройду, после никогда не заблужусь. Но ты идешь против воли, по дороге играешь, а дороги не замечаешь, ни домов, ни знаков каких, которые тебе после бы напомнили, где повернуть, каким путем идти; я же все это старательно наблюдаю, ибо иду охотно.
Циррат:
Этот мальчик живет возле школы. Эй, Титивиллиций, как пройти к твоему дому?
Титивиллиций:
А чего тебе? От матери своей идешь? Моей матери дома нету, и сестры тоже: обе ушли к Св. Анне.
Циррат:
Что же там делается?
Титивиллиций:
Вчера там было освящение, а сегодня одна женщина, что делает сыр, позвала их есть творог.
Циррат:
А ты отчего с ними не пошел?
Титивиллиций:
Меня оставили дом охранять, брата моего маленького они с собой утащили; но мне обещали принести в корзинке остатков.
Циррат:
Почему же ты не сидишь дома?
Титивиллиций:
Я все время возвращаюсь, а теперь иду играть в бабки с сыном сапожника. Хотите с нами?
Циррат:
Почему бы нет?
Претекстат:
Чтобы не высекли.
Циррат:
Тьфу, и забыл.
Титивиллиций:
Не высекут вас.
Циррат:
А ты откуда знаешь?
Титивиллиций:
Ваш магистр вчера розгу потерял.Collapse )
Seminarist

Это первая глава из книги "Диалогические упражнения в латинском языке"

испанского гуманиста Хуана Луиса Вивеса (1538). Автор посвятил ее наследному принцу Филиппу, будущему королю Филиппу II. Книга оставалась популярным школьным учебником вплоть до 18 века.

В первой главе, "Утреннее пробуждение", служанка Беатриса будит двух мальчиков, Эусебио и Эммануэля. Мишель Монтень, чье детство пришлось на ту же эпоху, писал, что отец его приказал всем слугам разговаривать в доме не иначе как по-латыни, чтобы она стала для Мишеля родным языком. Видимо, примерно так это и выглядело.

Беатриса:
Иисус Христос да пробудит вас от сна грехов. Мальчики - да вы сегодня проснетесь?
Эусебио:
Не знаю, что мне в глаза попало, так кажется, точно песком полны.
Беатриса:
Каждое утро та же старая песня. Вот отопру сейчас оба окна - и деревянное, и стеклянное, чтобы ясный день вам обоим глаза прочистил.
Эусебио:
Что, так поздно?
Беатриса:
Скорее полдень, чем заря. Эммануэль, хочешь свежую рубашку?
Эммануэль:
Сейчас не надо, эта достаточно чистая; завтра другую надену. Дай мне камзол.
Беатриса:
Который? Простой или двойной?
Эммануэль:
Какой хочешь, мне все равно. Дай этот, простой, если буду сегодня играть в мяч, в нем легче.
Беатриса:
Всегда у тебя такой обычай - больше об игре думаешь, чем о школе.
Эммануэль:
Что ты, дура, говоришь? Ведь школа по-латыни сама называется ludus - игра.
Беатриса:
Я этих ваших грамматикаций и софизматов не понимаю.
Эммануэль:
Дай мне кожаные шнурки (для шнуровки одежды - S.).
Беатриса:
Они порвались. Вот возьми шелковые, так твой дядька (paedagogus) приказал. А теперь что? Хочешь ли короткие штаны с чулками - теперь лето?
Эммануэль
:
Нисколько, давай только длинные чулки. Затяни меня, пожалуйста.
Беатриса:
А у тебя-то руки из соломы или из масла?
Эммануэль:
Нет, сшиты тонкой ниткой. Гляди, какие ты мне дала шнурки - рваные и без наконечников.
Беатриса:
Помнишь, ты вчера другие, целые, проиграл.
Эммануэль:
А ты откуда знаешь?Collapse )
Seminarist

Специесталер


Это саксонский талер 1813 года. Именно так выглядели специесталеры, которые архивариус Линдгорст платил студенту Ансельму за переписку древних манускриптов.
Seminarist

Пример терпения

Тынцовская вол.

Пример терпения.

В одной из школ Тынцовского района живет учительница с семейством; ей на прожитие не хватает средств. Что же она делает? Труженица идет на поденную работу — полоть в поле под палящие лучи солнца. В результате денного труда, она вечером несет, дорогое сокровище семейству: фунт хлеба и несколько золотников крупы. Радостно встречают труженицу дома, которая при виде сияющих детей, забывает всю свою усталость. Товарищи, будем-те все так терпеливы! Стойте, мужайтесь, крепитесь, помня, что придет время, оно уже близко, когда общий враг всех трудящихся масс — капитал, будет раздавлен и над нами радостно засияет луч светлой обновленной жизни.

Товарищ.

(Известия Владимирского Исполкома, 3 августа 1919).
Seminarist

Подлинная этимология: лаконический

Лаконический, -ая, -ое, тж. лаконичный, -ая, -ое, прил. (испорч. лаокоонический) - (о речи, тексте) - краткий, сжатый, немногословный.

Древнегреческое слово лаокоонический происходит от имени троянского жреца Лаокоона (Λᾱοκόων, от др.-гр. laos - народ, люди и koeo - вижу, примечаю). Он собирался разоблачить перед троянцами военную хитрость ахеян, оставивших под стенами троянского коня, как вдруг из моря выползли две огромные змеи, набросились на Лаокоона и двух его сыновей и немедленно задушили. Слова, сказанные в эту минуту Лаокооном, не дошли до нас; тем не менее, будучи, по необходимости, краткими, они были в то же время так сильны и выразительны, что с тех пор древние называли всякую краткую, но емкую речь лаокоонической.
laocoon head

В дальнейшем это слово оказалось связано с жителями Спарты. Благодаря сомнительным методикам спартанских неонатологов и педагогов, нездоровой диете из живых лисят и черной похлебки и воинственному нраву, спартанцы выделялись даже среди древних необычайно низкой продолжительностью жизни. С другой стороны, пренебрегая в своем образовании свободными искусствами, они, что называется, двух слов связать не умели. Древние греки, полагавшие первое удовольствие в беседе, шутили, что спартанец за всю жизнь и сотни слов не скажет: во-первых, говорить он не мастер, а во вторых, жизнь у него короткая. За это они прозвали Спарту "Лаокоонией" - страной немногословных или недолговечных (намекая на раннюю и внезапную смерть как Лаокоона с семьей, так и среднего спартанца). Спартанцы, со свойственным им лаокоонизмом, сократили это слово до Лаконии, которую было легче писать.
Seminarist

Многоуважаемый rdp4v

публикует в Фейсбуке сканы рекламных страниц "Казанского телеграфа" за 1902 год: цветочный одеколон Брокар, магазин тканей "Жадина", "Г-жи ДАМЫ всех званий и состояний, не теряйте времени, спешите воспользоваться уроками простейшей кройки и шитья по Парижской программе..."

Для меня самое интересное - частные объявления. Репетиторы, письмоводители, "немки" и зубные врачи, персонажи Чехова, Куприна и Аркадия Аверченко.

"На 8 рублей жалованья нужна кухарка, хорошо знающая свое дело, без рекомендаций не являться".
"Продается пролетка с верхом, работы Саст. Большая Красная, д. Ермолаевой, рядом с кондитерской Маломеркова, спросить кучера Алексея".
"Уроки живописи и двойной бухгалтерии за приличный стол и комнату в интеллигентном семействе".
"Вольноопределяющийся окончивший земледельческое училище, крайне нуждающийся, ищет каких-либо вечерних занятий. Копировка планов межевых и архитектурных, переписки, по счетоводству, или урока с учениками младших классов".
"Сестра студента убедительно просит места бонны, кассирши или продавщицы".
"Немка ищет места экономки или к детям".
"Желаю управлять имением, домами, номерами или другим делом, имею пожизненный бесплатный проезд по всей линии и ветвям Москов. Казан. ж. дороги".

И наконец:

"Молодая француженка с "дипломом" располагает еще свободным временем. Адрес в редакции".
Молодая француженка с дипломом
Seminarist

Даже не однофамильцы: couch, coach

Couch (англ.) - диван. От средневекового английского глагола couch - положить, от старофранцузского coucher - лечь, положить, поместить, от латинского collocare - разместить.

Coach - тренер. От англ. глагола coach - готовить к экзаменам, от coach - карета (потому что с репетитором экзамены проскочишь, как в карете), через французский и немецкий от венгерского Kocs - селенья, которое в 15-17 веке славилось каретниками, строившими экипажи на стальных рессорах. От того же селенья происходит и русско-немецкое "кучер".
Seminarist

Корибу

В октябре 1861 года новый министр народного просвещения адмирал Путятин ввел множество запретов на внеучебную деятельность студентов: запретил сходки, публичные лекции и концерты в пользу недостаточных студентов, землячества, кассы взаимопомощи, студенческие библиотеки, а также сильно урезал число освобожденных от платы за учебу и проч. Студенты возмутились, начались публичные манифестации на улицах. Петербургский генерал-губернатор граф Игнатьев и обер-полицеймейстер Паткуль начали аресты. Арестованных студентов свозили сначала в Петропавловскую крепость, а когда там кончились места - в Кронштадт. Это привело к новым волнениям и большому скандалу. В результате государь, прервав отдых, приехал из Крыма и отставил от должности как Игнатьева, так и Путятина.

Поэт-сатирик Дмитрий Минаев написал об этом стихотворение "Кумушки" и хотел напечатать в "Искре". Цензура, впрочем, "Кумушек" запретила, и напечатаны они были только в 1906 году. Вот это стихотворение:

«Эх! не плачь, кума!
Значит - дело земское!..»
- «Знаю и сама,
Да ведь сердце женское.
Врозь с ним - нет житья...»
- «Не вернешь Кондратьева,
Вышла, вишь, статья
Гнать, и гнать, и гнать его.

Знай! везде бедняк
(В умных книгах значится)
До могилы так
Всё с бедой маячится.
Мать на свет родит -
Нечем воспитать его,
И судьба спешит
Гнать, и гнать, и гнать его.

Бедняки снесут -
Сладко ли, не сладко ли -
Всё: по шее ль бьют,
Лупят под лопатку ли.
Сирому - сна нет,
Давит зло, как тать, его,
И один ответ -
Гнать, и гнать, и гнать его.

Раз уйдет от зла -
Словно жизнь и ладится,
Глядь - из-за угла
Снова горе крадется.
Так не плачь, кума!
Позабудь Кондратьева:
Нужно из ума
Гнать, и гнать, и гнать его».
Seminarist

Дурацкий вопрос: наука о передаче информации

Давно ищу, кому задать вопрос: как называется наука, дисциплина, область знания и проч., посвященная передаче информации между людьми? Не в смысле "сколько мегабайт в секунду", а в смысле: вот есть некое словесное знание, и мне нужно его передать другому лицу или группе лиц. Учебник ботаники ли я пишу, инструкцию ли к пылесосу, историю болезни, полицейский протокол, лекцию читаю или анекдот рассказываю - мне нужно передать эту информацию максимально эффективно, то есть так, чтобы рецепиент понял меня, уяснил всё по пунктам при минимуме затраченных мною усилий.

Ясно, что если мне нужно написать "Борщ на столе, вернусь поздно", а я для передачи той же информации накатал письмо на три страницы, это неэффективно - работа непропорциональна результату. Если я написал "Сд. пр. ком. в. уд. в. н. м. од. ин. хол." - сэкономил время и бумагу, но вышло невразумительно.

Очевидно, что важный кусок информации имеет смысл повторить несколько раз - а сколько именно раз? Это, конечно, зависит от способа изложения - что в объявлении можно сказать однажды, в лекции не грех повторить и пять раз, чтобы запомнили.

Изложение не должно быть водянистым, но если сделать его чересчур концентрированным, за ним трудно уследить, эффективность передачи снижается, сколько-то воды необходимо - сколько? Потом, труд передатчика тоже ресурс ограниченный - сокращение и ужатие требует времени и сил, поэтому "я написал длинное письмо, не имея времени написать короткое". Где-то есть предел, за которым чистка и подстригание текста становится неоправданной тратой времени - как его определить?

У текста есть адресат - у приватного письма один, у открытого в газете - множество однородных читателей, а у истории болезни, например - несколько разнородных групп: другие врачи, медсестры, инструктора ЛФК, страховщики, прокурор, сам больной, ученый-исследователь, патологоанатом... Каждой из этих групп нужно свое - как составить историю так, чтобы никого не обидеть? Как должна быть сгруппирована информация, чтобы всем этим читателям было удобно ее искать?

Ясно, что нельзя написать вообще всё: во-первых, чтобы сказать всю правду, понадобится всё время, во-вторых, в избытке бесполезного утонет жизненно важное (если вместо "Не влезай, убъет" на опоре ЛЭП повесить двухтомный трактат, подробно излагающий все опасности, подстерегающие неосторожных, он будет прямо вреден, потому что его никто не прочитает). Как защищаться от недобросовестных источников, которые именно топят нужное в потоке ненужного, как, например, составители пользовательских соглашений?

Потом: я рассказываю некую историю. Если я это делаю по телефону, ясно, что мне нужно быть максимально последовательным, потому что иначе слушатель запутается. Если я то же самое излагаю на бумаге, то могу, в интересах элегантного изложения, слегка перескакивать от одного к другому - читатель не затруднится вернуться к нужному месту, если потеряет нить. Если я ту же информацию свел в таблицу, последовательность еще менее важна - и т. д.

Ясно, что такая дисциплина есть. Но я так невежествен, что не только не знаю, как она называется, но и где искать ее название. Это, вероятно, должно быть что-то на стыке психологии, операционной инженерии, педагогики, дизайна и проч. То есть существует, конечно, масса пособий по стилистике, в том числе ориентированных на журналистов, ученых, беллетристов, педагогов - но мне хотелось бы максимально общего изложения таких принципов.