?

Log in

No account? Create an account

Вещи, о которых мало кто имеет верное представление

Entries by category: музыка

"А что мы скажем о том,
о чем трубят и кричат теперь все газеты? Об этом мы ничего не скажем."

Добролюбов.

[sticky post]А что мы скажем о том,
Seminarist
seminarist
о чем трубят и кричат теперь все газеты? Об этом мы ничего не скажем."

Добролюбов.

Оказывается, недавно умер Сергей Сатин -
Seminarist
seminarist
автор вот этого, например, стихотворения:

СЮР-1850

Осень. В саду хризантемы завяли.
Вновь ты сидишь у окна –
Смотришь, как падают с неба рояли,
Странно тиха и бледна.

Ветер их гонит дорожками сада,
Кружит в провалах аллей.
Ах, не кручинься, мой ангел, не надо!
Ну же, гляди веселей!

Стук монотонный роялей о крышу.
В воздухе сырость и грусть.
Может, позвать камердинера Гришу?
Сбацает что-нибудь пусть.

Может, отпраздновать нам день рождения
Нашей болонки Зизи?
Осень... Октябрь... Роялей паденье,
Гром их, блин, все разрази!
Падают с неба рояли

Есть молотов!
Seminarist
seminarist
Торговый комплекс по-английски называется mall. Это происходит оттого, что первые такие комплексы (под открытым небом) были оформлены в виде цепочки магазинов вдоль тротуара. Собственно, сам тротуар и был mall - исходное значение этого слова "дорога для прогулок". Поэтому, когда моллы только возникли, их называли shopping mall. Гуляешь, значит, и шопишься. Но этот mall - бывшее имя собственное, ставшее нарицательным: Mall называется аллея в Сент-Джемском парке Лондона. В честь нее названы другие аллеи и променады, например, National Mall в Вашингтоне. А эта аллея называется Mall сокращенно от Pall Mall alley: аллея для игры в pall mall - была в 17 веке такая игра, родственник крокета, когда в железное кольцо нужно было молотком загнать деревянный шар. (Недалеко от Сент-Джемского парка улица Pall Mall имеет то же происхождение). А название игры pall mall происходит от французского pallemaille, которое от итальянского pallamaglio: palla это шар, а maglio - молот (латинский malleus).

Дуэт Жаркова и Холодкова
Seminarist
seminarist
В детстве у нас с сестрой была пластинка "Сто фантазий" - песни Т. и С. Никитиных на стихи Юнны Мориц. Слушал ее много раз. Вот эта песня не вошла в сборник и как-то миновала меня. Познакомился с нею вчера.



- Привет, я Жарков!
- Здорово, я Холодков!

- Тише, дети, не шумите!
- Громче, дети, пошумите!

- Испеку вам пирожков
- Пережарил их Жарков
- Крем-брюле, пломбир клубничный...
- Холодков переморозил

- Профессор любил сковородку,
Но тут зазвонил телефон
Забыл на огне сковородку профессор,
И выскочил вон.
Садясь на ходу в электричку,
Cказал он: "Сейчас закурю!"
И бросил, и бросил горящую спичку
В любимую шапку свою

А я тут как тут, я Жарков -
Гаситель горелых очков,
Пиджачков, сковородок и шляп...

- Тяп-ляп, тяп-ляп, тяп-ляп!
Жарков погасил, ну и что же?
Работа его неплоха
На что эта шляпа похожа?
На дырку от шляпы, ха-ха!
И как же профессор наденет
Любимую дырку свою?
Ведь он в сковородке застрянет, застрянет,
Когда я ее не зашью!

А я тут как тут, я Холодков -
- А я Жарков!
- Спаситель горелых очков,
Пиджачков, сковородок и шляп
Тяп-ляп, тяп-ляп, тяп-ляп!

Русский думает,
Seminarist
seminarist
что Запад воображает его верхом на медведе, с водкой и балалайкой. На самом деле Запад про балалайки и не подозревает.

Все знают, как причудливо может сложиться судьба народной песни.
Seminarist
seminarist
Каторжная песня "Когда над Сибирью займется заря" превратилась в двадцатом веке в знаменитую "Там вдали за рекой". На один и тот же мотив пели по разные стороны линии фронта в гражданскую войну "По долинам и по взгорьям" и "Шли дроздовцы твердым шагом". Мало кому известно, как сильно изменилась со времени своего создания всем известная "Мурка". Вот, как она звучала...Collapse )

"Отворите окно, отворите" - муз. Н. Александрова на слова В. Немировича-Данченко
Seminarist
seminarist
Какой бодрый мотивчик. Практически марш.

А слова такие:

Отворите окно, отворите,
Мне недолго осталося жить,
На свободу меня вы пустите,
Не мешайте страдать и любить.

Из темницы меня вы несите,
Вы несите на свет и простор,
Где поют перелетные птицы
И шумит зеленеющий бор.

Не то песня вдали прозвучала,
Что певала родимая мать?
Холодеет усталое тело,
Гаснет взор, мне недолго страдать.

Из-за вас, из-за вас я страдаю,
Из-за вас, из-за вас я грущу,
Из-за вас, из-за вас помираю,
Из-за вас я в могилу сойду.

Отворите ж окно, отворите,
Мне недолго осталося жить,
Еще раз на свободу пустите,
Не мешайте страдать и любить.

Topsy-Turvy
Seminarist
seminarist
Я уже когда-то писал, что первую в России постановку "Микадо" Гилберта и Салливана осуществил не кто-нибудь, а К. С. Станиславский. Так вот, оказывается, этим дело не кончилось. В 1930-х годах её переделал в актуальную политическую сатиру украинский писатель-юморист Остап Вишня. Микадо у него завоевал Манчжурию и хочет посадить там наместником своего сына - Нанки-Пу, а тот не хочет наместником, а хочет жениться на гейше Юм-юм. В этой обработке оперетта шла в московском Мюзик-холле.

Это я узнал из журнала многоуважаемого юзера 1_9_6_3, который ежедневно помещает вырезки из московских газет 1930-х гг. под общим названием "Хроника московской жизни".

"Вечерняя Москва", 22 июля 1932.

Представьте же моё удивление, когда на запрос "Остап Вишня Микадо" Гугль первой же ссылкой сообщил, что в Днепропетровске некий режиссер отыскал эту переделку тридцать второго года и поставил ее на сцене прямо сейчас, т. е. в июле две тысячи семнадцатого. Правда, они ее опять переделали: "Современную музыку написал харьковский композитор Геннадий Фролов... В постановке много известных украинских песен." То есть вместо Гилберта - Остап Вишня, а вместо Салливана - Геннадий Фролов.

Если бы это рассказать Вильяму Швенку Гилберту, он бы очень смеялся.

Узнал новое слово: diegetic.
Seminarist
seminarist
О звуках в фильме: происходящие из источника внутри самого фильма. Например, песня, которую слушает по радио герой - диегетическая, а песня за кадром, которую герои не слышат - нет.

Происходит от др.-гр. слова diegesis - история, рассказ.

Отличное словечко. Теперь надо придумать, как его ввернуть в разговор.

Где небо южное так сине
Seminarist
seminarist
Наконец-то я узнал, что за танго танцует Бендер в "Золотом теленке". Вот оно:

Слова Изы Кремер, музыка неизвестного (часть, конечно, El Choclo).

В далекой, знойной Аргентине...Collapse )

В 1918 году на сюжет этой песни в Одессе сняли фильм "Последнее Танго". В роли Кло - Вера Холодная. Вот его первая половина (вторая не сохранилась).

Украдено у Nakhim Shifrin в Фейсбуке.

СЯУ: одним из основателей жанра русского шансона
Seminarist
seminarist
и, в частности, главным автором группы "Лесоповал" стал советский поэт-песенник Михаил Танич (1923 - 2008), автор популярных в СССР песен "На тебе сошелся клином белый свет", "Как хорошо быть генералом", "Идет солдат по городу", "Лесорубы", "На дальней станции сойду" и проч - а также "Что мне снег, что мне зной" и "Ля ля ля, жу жу жу", как справедливо отмечает в комментариях любезный юзер utnapishti. Из всех участников "Лесоповала" один Танич имел тюремный опыт: сидел при Сталине в лагере по 58-й статье.

Из Википедии.

Радости, веселости мои
Seminarist
seminarist
В "Военных афоризмах" Пруткова-сына говорится:

Если прострелят тебя в упор,
Пой: Ширин, верин, ристофор.

Оказывается, это действительно была песня, сочинение унтер-офицера Веревкина из 1-го пехотного корпуса. Среди прочих его сочинений, отлитографированных по приказу корпусного командира и введенных в качестве обязательных солдатских песен, она затем была опубликована "Библиотекой для чтения" (1837, №1, стр. 92). Итак, "Песня после ученья" (на голос "Уж как шли наши под ружья"):

Молодцам-солдатам
Не о чем тужить!
С командиром-хватом
Любо, братцы, жить!

Припев:

Ширин, вырин, ристафор,
Фор, фор, фор, ер, ер, ерцу,
Ширин ди рай,
Рай, рай, рай,
Раз таки раз,
Радости, веселости мои!

Он нас не печалит...Collapse )

А еще, оказывается, унтер-офицер Веревкин - автор "Черного ворона".

По примечаниям Б. Я. Бухштаба к ПСС Козьмы Пруткова в "Библиотеке поэта" 1965 и материалам этого сайта.

Новинка с Russian-Records.com
Seminarist
seminarist
"Ботиночки" - одесская народная песня.

Судя по ценам (200 руб за пару ботинок), песня сочинена в начале гражданской войны. Запись, видимо, уже послевоенная, в эмиграции.

Про нее писал Волошин: "...певица Анна Степовая (...) прекрасно пела популярную в те времена песенку: «Ботиночки». Под эту песенку, сделанную с большим вкусом, сдавались красным одни за другим все южные города: Харьков, Ростов, Одесса..."

За две настоящих "катеринки"
Купил мне миленочек мой ботинки.
А надев ботиночки,
Он прибил резиночки,
Кругленькие черные резинки.
Ах, ботинки, зря мне вас купилиCollapse )

Тяжелый сон
Seminarist
seminarist
Шуров и Рыкунин, "Тяжелый сон", 1949. Замечательный документ времен борьбы с космополитизмом и низкопоклонством. В данном случае - в области ресторанных меню.

Это была, кажется, не первая попытка вывести из русских меню "эскалоп африкен" и "суп пейзан". Вот эти страницы из неведомого справочника датируют будто бы концом двадцатых:Read more...Collapse )
Тогда, конечно, старались сделать меню не более русским, а более демократичным.

На обратной стороне - музыкальная пародия "Стрекоза и муравей". В лучших традициях беспощадной советской сатиры пародируемых артистов по имени не называют. На всякий случай. Впрочем, в третьем номере легко узнать Вертинского.

Этот пост посвящается великолепному и непревзойденному юзеру rdp4v.

Многим из нас знакома песня "Позарастали стёжки-дорожки" в исполнении советских и российских певцов
Seminarist
seminarist
Вчера я послушал на "Russian Records"досоветскую редакцию, видимо, восходяющую к цыганским певцам "Малоярославца" и "Яра". В тексте есть отдельные незначительные отличия от привычного нам.

Позарастали стёжки-дорожки,
Где проходили милого ножки.
Позарастали мохом-травою,
Там, где гуляли, милый, с тобою.

Люблю я пиво, люблю я водку,
Люблю я милого (?)походку.
Люблю графинчик, люблю стаканчик,
Люблю я милого карманчик.

Позарастали etc.

За стеночкАми, за дверочкАми
Стоит кроватка с подушечкАми,
На той кроватке Люся лежала,
На правой ручке Колю держала.

Позарастали etc.

Идёт мой милый (?)куда-то пьяный:
Открой мне двери, моя кохана,
Открой мне двери или оконце,
Люблю тебя я, моё ты солнце.

"Микадо" в России
Seminarist
seminarist
Оказывается. в 1887 году (через два года после английской премьеры) "Микадо" "Джильберта и Сюлливана" поставили в Москве силами полулюбительского "Алексеевского кружка". Главного героя - Нанки-Пу - играл молодой Станиславский, декорации писал молодой Константин Коровин.
Микадо
Вот отрывок из воспоминаний Станиславского:

Read more...Collapse )
Кто видел отличный фильм о первой английской постановке "Микадо" - Topsy-Turvy (1999) - тому всё это покажется знакомым. Судя по всему, среди "алексеевцев" были люди, знакомые с оригинальной постановкой

Узнал недавно, что оперы Гилберта и Салливана наконец перевели на русский.
Seminarist
seminarist
Переводчик - покойный Георгий Бен, и книга с тремя либретто, вышедшая в 2008 году, была его последней работой. Он включил в нее "Пиратов из Пензанса", "Микадо" и менее известных "Гондольеров".

Его переводы Гилберта не так хороши, как, например, переведенные Марком Фрейдкиным "Баллады Бэба", но способны дать понятие о достоинствах оригинала. Очень важно, что Бен везде сохранил эквиритмичность и его стихи действительно можно петь на музыку Салливана, не рискуя завязать язык узлом: то есть теперь, при желании, Гилберта и Салливана можно ставить по-русски.

Вот для примера отрывок из второго действия "Пиратов": Read more...Collapse )

Георгий Бен часто вставляет в перевод отсылки к русской и советской культурной традиции (например, во втором действии "Микадо" ария Катиши (Alone and yet alive - O sepulchre!) - начинается так: "Живу одна. О жалкий жребий мой!", а сам Микадо поёт:

Добрей меня микадо
Не видала страна вовек.
Скажу я прямо:
Конечно, я самый
Человечный человек.


Отсылки по большей части уместные, хотя с таким приемом можно спорить. Однако либретто Гилберта сами пародийны от начала до конца и наполнены отсылками к реалиям места и времени, из-за чего современные английские издания его опер требуют немалого справочного аппарата.

Конечно, чтобы перевести Гилберта настоящим образом, потребовался бы А. К. Толстой или Маяковский. Но для того, чтобы начать знакомить с его творчеством русского читателя (а лучше бы - зрителя и слушателя, потому что многое, чего не хватает переводу, несомненно восполнит музыка Салливана и усвоение столетней постановочной традиции "савойских" опер) перевод Бена отлично подойдет.

Антресоль
Seminarist
seminarist
"В одной из отдаленных улиц Москвы, в сером доме с белыми колоннами, антресолью и покривившимся балконом, жила некогда барыня..." Меня всегда смущала эта антресоль: если я правильно понимаю, это просто балкон внутри высокой комнаты, наподобие хоров, и ее никак нельзя видеть снаружи. К чему же она тут?

Среди прочих записей на russian-records.com
Seminarist
seminarist
имеется загадочная народная песня "Я без рыбушки". К сожалению, сохранность записи такова, что ни одного слова разобрать невозможно. Гугль тоже ничего не находит, кроме ссылок на эту пластинку. Не знает ли кто, о чем эта песня?

Песня финских коммунистов:
Seminarist
seminarist
"Есть, Молотов!"

В синтитюревых штанах
Seminarist
seminarist
К стыду своему, не знал прежде этой песни.

"Страдания извозчика Еремы", исп. Лидия Русланова

Оперетта Жильбера "Пупсик"
Seminarist
seminarist
несколько раз упоминается у Аверченко (она была очень популярна перед войной). Не может ли прозвище Куколки в "ШМ" быть аллюзией на "Пупсика" (который, собственно, Puppchen - "куколка"?) Но чтобы это утверждать, надо знать сюжет.

Интересно, сохранилось ли от "Пупсика" хотя бы либретто? А может, так и ставят какие-нибудь немцы?

(Это я просматривал новинки с Russian Records и наткнулся на дуэт "Сегодня мы не ляжем спать". В малоизвестном рассказе "Солнечный зайчик" подгулявший герой, возвращаясь к себе в комнату, напевает: "Сегодня мы не ляжем спать, не спросим мы который час, мы будем долго танцевать, пока достанет сил у нас... Не пойти ли сгоряча нам к просвещеным англичанам..." - Это, значит, тоже из "Пупсика").

Аркадий Аверченко. "Дурак"
Seminarist
seminarist
Это не единственный у Аверченко рассказ о троллях и троллинге. Он много и подробно писал об этом явлении за восемьдесят лет до того, как остальное человечество удосужилось придумать ему название.

Раку приходится сталкиваться с человеческим характером тогда, когда его бросают в кипяток. И он краснеет... краснеет за людей.

Теперь, когда я смотрю на его худую нескладную фигуру, бледно-желтые усы и жалкую улыбку человека, ожидающего неизвестно откуда пинка, мне хочется и смеяться, и плакать, прижавши к своей груди эту пустую взлохмаченную голову, такую смешную.

Когда я впервые вводил его в нашу компанию, все были уже предупреждены.
- Познакомьтесь.
- Граф Калиостро, - гордо представился один.
- Барон Мюнхгаузен!
- Виконт Подходцев.

Дурак смотрел на всех восторженно недоумевающими глазами, будучи, очевидно, сильно польщен пребыванием в такой титулованной компании.

- Поверьте, господа... - начал он, не зная, куда деть завернутую в бумагу сотню живых раков и ноты, которые он держал в руках.
Я освободил его от свертков и пригласил сесть.

Определенного плана мы не имели, но "виконт" Подходцев нашелся:
- Что это у вас в бумаге?
- Раки. Иду это я и думаю - дай куплю раков! Так и купил.
- Можно посмотреть?
Подходцев сделал в свертке отверстие и вынул одного рака.
- Здорово сделан! - похвалил он, держа рака двумя пальцами перед лампой.
Дурак растерялся.
- Как... сделан? Да он, представьте, живой!
Подходцев обидчиво усмехнулся.
- Шутить изволите-с?! Не ребенок же я, чтобы не отличить живого рака от механического. По-моему, это нюренбергская работа...Read more...Collapse )

Реалии: вальс "Сон жизни".
Seminarist
seminarist
— Услышав шум, я встаю из-за рояля... Барон, взгляните, что там за шум?.. Встаю, иду на середину зала, за мной все мои гости, ну, конечно, и мастерицы некоторые здешние. На мне корсаж из узорчатого светлого шелка, воротник из тонкого линобатиста. Юбка в три волана, клеш. Спереди корсажа складки-плиссе. Шарф из тафты или фай-де-шинь. На шее сверкает кулуар. Мадам Зина одета криво, косо, юбка из рыжего драпа спереди разорвана, застежка на блузе без басонных пуговиц — позор форменный! Я смотрю на нее в лорнетку и удивляюсь как будто бы: «Это еще что за чучело?»
«Манечка! — кричит она.— Это же я, мадам Зина!»
— «Кескесе, Зина? — спрашиваю я, опираясь на плечо барона. - Кто осмелился пустить эту не-пре-зен-табельную женщину? Мой салон не для неё».
— «Манечка, — кричит она. — Я несчастная, прости меня!» Я снова осматриваю ее в лорнетку, холодно говорю: «Вон!» — и сажусь играть за рояль. Ее выводят, она кричит, а я играю «Сон жизни», и все танцуют. А лакеи смеются над ее драповой юбкой и сбрасывают ее с лестн...

Аверченко, "Маня мечтает"

А вот и вальс "Сон жизни". И сразу понятно, почему его выбрала Маня: это же "Крутится, вертится...", его, вероятно, играли все шарманки.

Риторическое обращение: голова
Seminarist
seminarist
Видимо, пошло от греков?

"О честная главо..." в молитвенных обращениях к святым.
"Главо, разуму упившись, куда ся преклонишь" - Феофан Прокопович (хотя он, кажется, действительно обращается к собственной голове).
"Удалая голова, не ходи мимо сада" - песня.
"Нэ вэрнувся й Морозэнко, голова завзята..." - песня.
"Как бы, бедная твоя голова, показал бы ты их?" - Аверченко.

А вот есть ли более поздние примеры? ("Бриан - это голова" не подходит).

Новое на Russian Records, в неплохом качестве
Seminarist
seminarist
Пародии на цыганские романсы знаменитого конферансье Владимира Хенкина (как говорят, в рамках очередной кампании против мещанства и цыганщины):

"Не надо встреч"
"Вам девятнадцать лет"
"Льется песня"
"Довольно слёз"

Его же монолог 1939 года "Ночь на даче" с пародиями на современную эстраду
часть 1
часть 2

Известный тенор-эмигрант Давид Медов исполняет городские романсы:
"Пой, ласточка, пой"
"Маруся отравилась"
"Под вечер, осенью ненастной"
"Когда я был свободный мальчик"

Дора Бовшовер
"Ах, шарабан мой, американка"

Вера Смирнова, "известная цыганка"
"Когда мне минуло лет 16"
("Когда мне минуло лет 16, умер тогда же мой отец, не стал я матери бояться своей, и сбился с руки да я вконец...")
"Кари глазки"

Н. Назаров
"Красноармейская песня"
"Многи лета, многи лета, православный прожил царь. Эта песенка пропета - лишь буржуям его жаль".

Бим-Бом (не те, а подражатели - какие-то Н. и М. Арские) - русские куплетисты в Нью-Йорке.
"Тумба-тумба"
("...Если бы здесь виски легально продавали, меньше бы мы пьяных на улицах встречали. Тумба-тумба-тумба, Мадрид и Лиссабон, Лопни, прогибишен, но держи фасон!")
"Рошен Лолабай"
("Русь теперь как ночь черна, Наш печален путь. Как кладбище, вся страна - Ужас, мрак и жуть!")

Обратная сторона дирижера
Seminarist
seminarist
Что делает дирижер, пока стоит к нам спиной? Показывает Дэнни Кей (Danny Kaye).

"Одесская панама"
Seminarist
seminarist
Сайт Russian Records приносит всё новые сокровища. Вот, к примеру, вариант известной песни "Я милого узнаю по походке", записанный в довоенные годы где-то в Румынии: поют под гармонь Люся и Николай Донцовы. Гардероб милого модифицирован в соответствии с южным климатом: он носит белые штаны, а шляпу носит он панаму. Очень рекомендую.

Одесская панама

Текст:Read more...Collapse )

Провода, провода, проводочки
Seminarist
seminarist
Наконец-то на ютубе выложили полностью знаменитый документальный фильм "Тот, кто с песней", про симпатичного старого халтурщика, писавшего юбилейные песни для заводов и фабрик - точнее говоря, одну и ту же песню снова и снова. Ту самую, где

Провода, провода, проводочки
Служат людям везде и всегда,
Нет на карте страны даже точки,
Не служили бы где провода.Read more...Collapse )

Забывают Сергея Сатина.
Seminarist
seminarist
А жаль. Вот только сегодня нашел:

СЮР-1850

Осень. В саду хризантемы завяли.
Вновь ты сидишь у окна –
Смотришь, как падают с неба рояли,
Странно тиха и бледна.

Ветер их гонит дорожками сада,
Кружит в провалах аллей.
Ах, не кручинься, мой ангел, не надо!
Ну же, гляди веселей!

Стук монотонный роялей о крышу.
В воздухе сырость и грусть.
Может, позвать камердинера Гришу?
Сбацает что-нибудь пусть.

Может, отпраздновать нам день рождения
Нашей болонки Зизи?
Осень... Октябрь... Роялей паденье,
Гром их, блин, все разрази!