Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Seminarist

Рассказ Агаты Кристи "Авгиевы конюшни".

Эркюля Пуаро вызывает премьер-министр. Скандальная газетенка готовит кампанию разоблачения коррупции в правительстве, в центре которой - предыдущий премьер, политический кумир всей Англии, считавшийся до сих пор образцом неподкупной честности. Нынешний премьер - его зять. С газетенкой ничего поделать нельзя - факты, которые она собирается публиковать, чистая правда. Если они будут опубликованы, правительство падет, к власти придет неуравновешенный лидер оппозиции и чего он настряпает - даже представить страшно. Премьер клянется, что узнал о коррупции только год назад и тогда же настоял, чтобы тесть ушел в отставку.

Пуаро берется за дело, но уже поздно. Газетенка публикует не только разоблачение темных дел предыдущего премьер-министра, но и сплетни о жене нынешнего. Оказывается, вместо поездки на отдых в Шотландию она сбежала в Париж, где ее видели пьяной и очень бледной в объятьях аргентинского жиголо. Премьер-министр рвет на себе волосы и не желает ничего слышать. Газетенка публикует фотографии: вот супруга премьера, явно не в себе, вот рядом жиголо, вот на заднем плане Эйфелева башня. Вся Великобритания содрогается от ужаса. Премьер-министр подает на газету в суд за клевету.

На суде свидетелем обвинения выступает епископ Нортумбрии, почтенный друг семьи. Все это время жена премьера гостила в его доме. Это же подтверждает жена епископа, лондонский специалист по нервным болезням, настоятельно рекомендовавший отдых в Нортумбрии, местный доктор, посещавший ее в доме епископа и еще двадцать почтенных обывателей. Затем обвинение вызывает свидетелем неизвестную никому датчанку, как две капли воды похожую на жену премьера. Она работала официанткой в копенгагенском ресторане, когда к ней подошел англичанин, представился журналистом из скандальной английской газетенки и предложил заработать немного денег...

Редактор скандальной газетенки тщетно пытается убедить суд, что компрометирующие снимки прислали в газету неизвестные лица. Ему никто не верит, на газету наложен огромный штраф, она закрывается.

Всё это устроил по договоренности с женой премьер-министра Эркюль Пуаро. Пока суд да дело, о махинациях прежнего премьера (ее отца) все забыли. Если их теперь и вспоминают, то считают очередным безответственным враньем скандальной газетенки.
Seminarist

На Ютубе есть канал с абсурдно низкой посещаемостью:

#читаемпесни. Молодые талантливые артисты читают эстрадные песни девяностых, как стихи - старый кавээновский прием, но сделано замечательно хорошо, помимо юмора, в некоторых безнадежно глупых песнях неожиданно мелькает и драма, и пафос. В основном ролики датированы 2016 годом, у них десятки, иногда пара сотен просмотров - и всё.

Вот, например:
Мурат Насыров, "Мальчик хочет в Тамбов".
Ляпис-Трубецкой, "Ау-ау-ау".
Академия, "За пивом"
"Ногу свело", "Хару-мамбуру"
Мурат Насыров, "Я это ты"

Забавный контр-пример - "Злые духи" Вертинского. Он их читает - и ничего не происходит, нет эффекта, потому что это и есть стихи.
Seminarist

Басня

И. И. Дмитриев

ОРЕЛ, КИТ, УЖ И УСТРИЦА

Орел парил под облаками,
Кит волны рассекал, а Уж полз по земли;
И все, что редкость между нами,
О том и думать не могли,
Чтоб позавидовать чужой на свете доле.
Однако говорить и мыслить в нашей воле,
И Устрица моя нимало не винна,
Что, глядя на того, другого,
Восстала на судьбу она.
"Возможно ль! - думает, - неужель никакого
Таланта не дано лишь только мне одной?
Дай полечу и я!.. Нет, это дар не мой;
Дай поплыву!" - Все идет хило.
"Хоть поползем". - Не тут-то было!
А что и этого досаднее сто раз:
Подкрался водолаз,
Который, видно, что подслушал,
Схватил ее, да в рот, и на здоровье скушал.

Вот так-то весь наш век
В пустых желаньях погибает,
И редкий человек
Доволен участью бывает.
"Изрядно, но... авось и лучшее найду!"
А смотришь: и нашел беду!

<1795>
Seminarist

Трагедия русского писателя.

Есть рассказ Аверченко с таким названием - как русский писатель уехал в Париж, да и разучился там писать по-русски. Писал бедняга под конец так: «Была большая дождика. Погода был то, это называй веритабль петербуржьен! Один молодой господин ходил по одна улица по имени сей улица Крещиатик. Ему очень хотелось manger. Он заходишь на Конюшню сесть на медведь и поехать в Restaurant где скажишь: «Garson, une be рабинôвич и одна застегайчик avec тарелошка с ухами»…

Этот рассказ входит в знаменитые "Записки Простодушного", вышедшие в 1921 году в Константинополе - первый сборник Аверченко в эмиграции. В составе этого сборника его обычно и печатают. Там его обрамляет диалог Аверченко с приятелем, где Аверченко говорит, что Константинополь - совершенно русский город.

"Проходишь мимо автомобиля — шоффер кричит: «Пожалуйте, господин!» Цветы тебе предлагают: «Не купите ли цветочков? Дюже ароматные» Рядом: «Пончики замечательные!». В ресторан зашел — со швейцаром о Достоевском поговорил, в шантан пойдешь, слышишь:
Матреха, брось свои замашки,
Скорей тангу со мной пляши…
Подлинная черноземная Россия!"


Однако, как выяснила недавно исследователь творчества Аверченко Виктория Миленко, впервые этот рассказ Аверченко напечатал еще в Севастополе, в газете "Юг России", 25 октября (7 ноября) 1920 года под названием "Оторвыши". И послесловие там было другое:

"Тихо, исподволь, незаметно мстит «Матучка Руссия» тем, кто на цыпочках отошел в прекрасную, сытую даль от горячечного одра ее…"

Впрочем через шесть дней он и сам должен был уехать за границу чуть не на последнем пароходе - 15 ноября в Севастополь вошли красные и в первые же дни казнили двенадцать тысяч "контрреволюционеров".
Seminarist

Об истоках рэп-баттлов:

...Многие стихотворцы ремеслом своим приобретают себе небольшие доходы. Сеецен знал одного такого стихотворца; он был греческий церковнослужитель. Сочинивши стихи в честь какого либо шейка, певец приходит к нему в ставку с однострунным гудком арабским, и за труд свой получает пару пиастров, или кусок сукна, или овцу, а иногда и верблюда. Впрочем, стихи на арабском языке сочинять весьма нетрудно, по причине множества слов однозвучных, потому-то арабы нередко стихами бранятся между собою, благодарят за угощение, и так далее. Один из отличных стихотворцев арабских влюбился в дочь христианина, по ремеслу кузнеца, и начал свататься за нее стихами. Отец отвечал также стихами, и доказал несообразность такого союза тем, что вера христианская имеет многие преимущества перед магометанскою; стихи сии сочинил для кузнеца один крестьянин.

"Об аравитянах, живущих в пустой и каменистой Аравии, по описанию Сеецена", Вестник Европы, 1809, ч. 47, №20

(Г. Сеецен путешествует по восточным странам, и находится ныне в Египте. Июня месяца прошлого года был он в Каире, где имел уже при себе 1162 рукописи и 1467 разных собранных им древностей. Из писем его видно, что все известия об Египте слишком увеличены, Сеецен не нашел ни развалин Мемфиса, ни входа в подземный мир, ни Хароновых чертогов.)
Seminarist

Как известно, Аркадий Аверченко родился и вырос в Севастополе.

Сегодня я узнал, что там в его честь назвали улицу. Так и называется - улица Писателя Аверченко (чтобы, знаете, не было путаницы). Находится эта улица в каком-то невероятном захолустье, среди садовых товариществ. На ней не то девять, не то целых десять домов. Яндекс ее знает, а вот Гугл-мапс уже нет.

Еще в Севастополе именем Аверченко только что назвали филиал районной библиотеки. На проспекте, ни больше ни меньше, Октябрьской революции. Биограф Аверченко, Виктория Миленко, пишет в Фейсбуке: "Посвященные знают, сколько за этим стоит... Я сама бы не сдвинула это - сдвинули сообща".

То есть чтобы в Севастополе в 2020 году назвать хоть что-нибудь именем Аверченко - пришлось хлопотать.

А ведь в Севастополе родилось не то, чтобы очень много знаменитых писателей.
Seminarist

Есть известный эпизод из воспоминаний композитора Глинки:

«Однажды в течение вечера он (поэт и драматург Н. В. Кукольник - S.) необыкновенно ясно и дельно изложил словесно историю Литвы по моему желанию. Когда я изъявил мое удивление, он отвечал, улыбаясь: «Прикажет государь, завтра буду акушером» (Русская старина. 1870. Т. II).

Благодаря библиотеке Мошкова, всякий теперь может ознакомиться с историей Литвы в его ясном и дельном изложении.

Update: В Фейсбуке мне указали на ошибку. Это не Нестор Кукольник, а Павел, его родной брат, виленский профессор истории и словесности.
Seminarist

В 2019 году телекомпания ТВ Асахи экранизировала

роман Агаты Кристи «Объявлено убийство», перенеся действие в Японию. Это потребовало некоторых перемен в сюжете. В частности, вместо мисс Марпл там действует старший инспектор Токийской полиции, которого играет актер Икки Савамура.