?

Log in

No account? Create an account

Вещи, о которых мало кто имеет верное представление

Entries by category: криминал

"А что мы скажем о том,
о чем трубят и кричат теперь все газеты? Об этом мы ничего не скажем."

Добролюбов.

Даже не однофамильцы: банда, бандит.
Seminarist
seminarist
Банда от итал. banda и ст.-франц. bande - отряд (воинский) или шайка, восходит к протоиндоевропейскому bhandh - связывать. Ср. в английском: band (лента), band (оркестр), bond, banner. Ср. в русском "бандероль" (ленточка, которой оборачивают товар, проверенный на таможне), "контрабанда" (товар без такой ленточки).

Бандит от итал. bandito - изгнанный, объявленный вне закона, от итал. bandire (изгонять) и позд.-лат. bannire (объявлять), восходит к протоиндоевропейскому bha - говорить. Ср. в английском: banns (объявление в церкви о помолвке), banish (изгонять), в русском - бан.

Эллери Квин, "Тайна римской шляпы", 1929
Seminarist
seminarist
Настоящая тайна этой книги - как она умудряется одновременно быть настолько нелепой и настолько скучной. Убит нечистый на руку адвокат, много лет руководивший делами преступной шайки и шантажировавший добропорядочных граждан (эти занятия между собою не связаны). Полиция и прокуратура как при жизни не могла отыскать никаких доказательств его преступной деятельности, так и после смерти ничего не находит. Они многократно обыскали его контору и жилище, и каким-то образом убедились, что он больше не имел никакого дополнительного пристанища, тайника, комнаты на чужое имя или даже сейфа в банке. Интересно, как им это удалось в Нью-Йорке в 1923 году, но допустим.

Эллери Квин (главный герой, сыщик-любитель) провозглашает, что, раз документов не нашли в неоднократно обысканной конторе, они необходимо должны быть в столь же тщательно обысканной квартире. Почему неверно обратное - не уточняется. Со своим отцом - инспектором полиции - и помощником прокурора он возвращается в квартиру убитого для еще одного обыска. Ищут весь день безрезультатно. Господа! - восклицает Эллери Квин. - Мы обыскали обстановку, мы обыскали стены, полы... Но мы с вами забыли... о потолке! Читатель ждет, что герои станут долбить штукатурку, но Квин указывает на массивный резной балдахин с камчатым пологом, украшающий кровать покойного. Полицейские, при скрупулезном и неоднократном обыске проигнорировавшие такую деталь интерьера, заслуживают, конечно, позорной отставки, но герои бросаются на балдахин и раздирают его по кускам.

В нише деревянного каркаса спрятаны четыре шляпы. Под подкладкой этих шляп покойный хранил все свои секретные документы - в одной информацию о деятельности разветвленной преступной сети, в двух других - компромат на шантажируемых (по одной на жертву), а в четвертой - "разное". Помощник прокурора хватает первую шляпу и в восторге убегает в свою прокуратуру. Теперь он всех пересажает!

При этом повествование безбожно растянуто. Подробно описаны допросы, на которых ничего не удается узнать, обыски, при которых ничего не находят и беседы героев, в двадцатый раз толкущих воду в ступе. Снова и снова в однообразных выражениях автор показывает скучный быт героев, кресла, в которых они сидят, кофе, который они пьют, слугу-подростка, которого они для какой-то цели, не имеющей отношения к делу, завели в доме. Если бы не вся эта назойливая и нудная чепуха, роман можно было бы без всякого ущерба сжать до размеров рассказа, напечатать в одном номере не очень важного журнала, прочитать между двумя станциями пригородного поезда и забыть прежде, чем номер отправится в вокзальную урну.

Солидная фирма
Seminarist
seminarist
Прочтите и судите
"...Аферисты рекламы опошлили до того, что ей не доверяют, но "если Потаповка воровата, то не все Потапы нечисты на руку", да и в размножении недобросовестной рекламы сама публика виновата: если Вас рекламой надули, то жалуйтесь полиции и мошенника выкурят. Солидность нашей фирмы не позволяет нам становиться на одну доску с рекламистами, поэтому мы и указываем в адресе только наши инициалы. Наша фирма крупнейшая в России по своим специальностям, и просим нас не рассматривать, как рекламистов, так как путем этой публикации мы желаем только расширить наш колоссальный круг клиентов и между читающей публикой. Отнеситесь с доверием, ничем не рискуете! Высылаем без задатка. Адресуйте: Варшава, почтов. ящик 127. Крупнейшему экспортному Торговому Дому А. Б. - 15."

"Удары по доскам отдавались глухим звуком,
Seminarist
seminarist
подтверждавшим предположение Ягодкина, что под ледником пустое пространство, то есть погреб. Разобрать старые промерзшие доски было не так легко. Наконец, крайняя доска подалась, и из открывшейся щели понесло теми же смрадными газами. Доски одна за другой были сняты.
Некоторое время ничего нельзя было разобрать. Но вот ветром расчистило атмосферу, и глазам присутствующих представилась страшная картина. Посреди подвала лежал навзничь полуистлевший труп человека в лохмотьях, а на нем, впившись в него зубами, более свежий труп, в костюме барина. В зубах и в зажатых костлявых пальцах оборванца -- куски дерева, отщемленного от досок погреба.
-- Господи помилуй, -- произнес доктор, -- эти люди умерли голодной смертью. Посмотрите, один питался деревом, а другой бросился на труп, хотел его съесть! Какая ужасная смерть!!
-- Так вот откуда эти смрадные газы!
Осторожно рабочие спустились на дно погреба и с обнаженными головами, осенив себя крестным знамением, приблизились к трупам. Верхний труп еще не истлел, и в нем Густерин без труда узнал лакея графа Самбери, Игнатия. Истерзанный костюм свидетельствовал о долгих мучениях умиравшего голодной смертью. Здесь, в промозглой атмосфере, наполненной запахом гнившего трупа, Игнатий прожил не менее недели. Более мучительной казни не придумывали во времена инквизиции."

Н. Н. Животов, "Макарка-душегуб", 1896. Гл. 35 ("Два трупа")

PSA: слово "испитой" не означает "пропитой, свойственный пьяницам".
Интеллигент
seminarist
Оно вообще не имеет отношения к пьянству. Испитое лицо - не сизое и опухшее, а бледное и изможденное. См. у Даля: Испито́й малокровный, худосочный, как бы лишившийся крови, истощенный, исхудалый, тощий, изнуренный. Он такой испитой, или словно испитой. Ныне яблоки плохи: ровно испитые сморчки. Тж Ушаков: Истощенный, изнуренный, худосочный. Бел, как лунь, на лбу морщины, с испитым лицом. И. Никитин. Иными словами, испитой выглядит так, словно из него все соки выпили (испили).

А ведь "Убийство в восточном экспрессе" -
Seminarist
seminarist
зеркальная противоположность анекдота "я вас на этот пароход пять лет собирал".

Сюжет для детектива
Seminarist
seminarist
Манхэттен. Мороз. Жертва падает замертво, проходя по улице. В голове дырка, пули нет. Главное - дырка сверху.

Выясняется, что убийца работал на семидесятом этаже в сонной унылой конторе. С коллегами по работе они от нечего делать тренировались в прицельных плевках вниз. Он был чемпионом конторы. Чтобы отличать плевки, они сосали цветные леденцы и следили за плевками в бинокль. Когда внизу проходил его враг, он увидел его в бинокль и злобно плюнул ему на шляпу. Плевок в полете замерз и с высоты семидесятого этажа влетел в череп жертвы, как пуля.

Воспоминания сыщика Путилина называются
Seminarist
seminarist
"Сорок лет среди грабителей и убийц". Прекрасное типовое название для мемуаров вообще.

Кургановский Писмовник: Руской Словотолк
Seminarist
seminarist
Б
Банкрут, проторгаш.
Банк, складка (денежная).
Бандит, тайноубийца.
Барбарисм, неправопись.
Бароскоп, весозор.
Бардаш, самоблуд.
Басеин, бадья, лохань, пруд.
Бастилия, тюрьма, вязня.
Басман, укрух, крома.
Баюрк, сонм водный.
Бестия, скотина.
Бланкет, белой закулист.
Блазен, ощаул, отуст.
Блекотать, немствовать.
Богатырь, щуд, витязь.
Бодило, стрекало, волчец.
Бонмо, присловка.
Бомба, большое чугунное пустое ядро с ушми.
Брандмейстер, пожарохранитель, огнеблюд.
Брас, сажень.
Булычь, мехоноша, кумин муж.
Бюст, поясной истукан.

А правда, что фамилия Альтшуллер
Seminarist
seminarist
означает "Старый мошенник", или я заблуждаюсь?

Ужасы Восемнадцатого Века: Баснописец Майков
Seminarist
seminarist

Василий Майков
"Повар и Портной" (1766)

Удобней повару и жарить и варить,
Как о поваренном портному говорить.

Не знаю было где, в Литве ли, или в Польше,
Тот ведает про то, кто ведает побольше;
Я знаю только то, что ехал пан,
А ехал из гостей - так ехал пьян.
Навстречу вдруг прохожей,
И сшелся с паном - рожа с рожей.
Пан спесью и вином надут,
Под паном двое слуг коня его ведут.
Конь гордо выступает,
Пан в спеси утопает,
Подобно как петух.
За паном много едет слуг.
А встретившийся с ним в одежде идет скудной.

Пан спрашивал его, как человек разсудной:
Дальше - больше. И хуже. Collapse )

 


Русская интеллигенция как Варвара Ивановна
Seminarist
seminarist

Доктор Самуэль Джонсон любил быструю езду и крепкие напитки. Но кто читал Бозвелла, тот не мог не заметить, что ещё больше он любил спорить. Вся бозвелловская "Жизнь Самуэля Джонсона" состоит из Остроумных Возражений, по следующей схеме: некто, в присутствии Джонсона, излишне уверенно (или даже робко и теряясь) заявляет: "Я полагаю, что стрижено". Великий критик, повернувшись к собеседнику, говорит: "Отнюдь, сэр!" и как дважды два доказывает, что брито. Бозвелл не раз отмечал, что Джонсону, в сущности, всё равно было, что опровергать (хотя сам он был человек строгих правил и твёрдых убеждений). Так, однажды он шокировал незнакомую прежде даму, блистательно защищая испанскую инквизицию.

Кто читал Шергина, тот не мог не заметить, как сильно доктор Джонсон напоминал Варвару ИвановнуCollapse )