Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Seminarist

На Ютубе можно видеть редкий старинный фильм -

"Маг" Рекса Инграма (1926) по роману Сомерсета Моэма. Самого мага - надутого сатаниста и гипнотизера Оливера Хаддо, списанного с Алистера Кроули - играет великий Пауль Вегенер.
Paul Wegener
Картина живописная и мрачная, доисторическая жабья физиономия Вегенера как нельзя лучше подходит к его персонажу. К сожалению, желая дать истории Моэма счастливый конец, создатели фильма завершают его крайне вульгарной кулачной потасовкой между Оливером Хаддо и возлюбленным героини (сербский актер Иван Петрович). Алхимическая лаборатория Хаддо, устроенная в старинной башне, оставляет желать много лучшего с точки зрения техники безопасности, и он сам в конце драки неосторожно проваливается в какой-то огненный люк, который сам же только что и открыл. Прославленный "Маг" повлиял на несколько поколений последующих фильмов ужасов, но сам долго считался утерянным. К счастью, это не так, и нам доступна даже колоризованная копия.

Также выложен не менее редкий фильм 1932 года Unheimliche Geischichten (Страшные истории) - под конец немецкого экспрессионизма режиссер Рихард Освальд решил снять с тем же Вегенером пародию на экспрессионистский триллер. Там есть всё, что бывает в таких фильмах: безумный изобретатель, угловатые тени, музей восковых фигур, автомобили на улицах, готические статуи, игра с масштабами, сумасшедший дом и в нем сумасшедшие, крупные планы искаженных лиц, мебель арт-деко... Основа фильма - рассказы Эдгара По "Черный кот" и "Система докторов Смоль и Перье", а также "Клуб самоубийц" Стивенсона. Great fun was had by everyone. Фильм звуковой, на немецком с английскими субтитрами.
Seminarist

На днях я узнал,

что в кинокомедии Генриха Оганесяна по сценарию Сергея Михалкова "3+2" (1963, совместное производство киностудии им. Горького и Рижской киностудии) принимали участие звезды Голливуда Бела Лугоши, Борис Карлов и Лайонел Атвилл.
Seminarist

Узнал новое слово: diegetic.

О звуках в фильме: происходящие из источника внутри самого фильма. Например, песня, которую слушает по радио герой - диегетическая, а песня за кадром, которую герои не слышат - нет.

Происходит от др.-гр. слова diegesis - история, рассказ.

Отличное словечко. Теперь надо придумать, как его ввернуть в разговор.
Seminarist

Норштейн, "Лиса и заяц".

Apropos of nothing, просто попался старый мультик на Ютубе. Посмотрел и в который раз подивился, как же хороши были лучшие из советских мультфильмов. Рисунок нарочито грубый, примитивный, а на самом деле сколько тонких деталей. Какое у Зайца в избушке все коричневато-закопченое, но в то же время опрятное. Одна печка чего стоит - а ведь мог же художник нарисовать простую белую печку, как сотни до него, никто бы и не заметил. Заяц слезает с печки, выглядывает по дороге в замерзшее окно, натягивает на ходу тулупчик, заглядывает в чугунок, кипящий в печи, обжигается, роняет на пол крышку, поднимает горячую крышко полой тулупа, ногой отворяет топку и подбрасывает пару поленьев - все это происходит менее чем за десять секунд, но сколько верности в каждом движении. А ведь это, если я не ошибаюсь, перекладная кукла - попробуйте-ка добиться с ней такого жизнеподобия.
Seminarist

The Wrong Shape

Кончился у меня недавно Пуаро и стал я искать, что бы еще посмотреть длинного и умиротворяющего. А тут как раз выложили на Нетфликсе нового "Отца Брауна" от БиБиСи. Посмотрел пару серий. Увы, от Честертона не оставили практически ничего. Получился усредненный костюмный сериал из старинной жизни. Почему-то действие перенесли в 1950-е годы, но пока их не упомянули прямо, догадаться было невозможно - это могли быть и тридцатые. Сериал "основан на персонаже, созданном Г. К. Честертоном", аккуратно говорится в титрах. Вроде того витаминного напитка made with real orange juice.

От честертоновских рассказов остались только названия. Ладно бы они просто изменили сюжеты. Детективная интрига честертоновских рассказов, как правило, откровенно неправдоподобна, почти сновидна в своей абсурдности. Может быть, ее и нужно привести немного в соответствие со здравым смыслом для нынешнего зрителя. Ладно, что они насовали везде современной проблематики, о которой Честертон и не думал - от прав геев до тератогенных препаратов. Такова судьба всех экранизаций во все века. Но там ведь даже картинка непохожа на Честертона.

Честертон писал резкими, плакатными зрительными образами в стиле модерн. Он любил силуэты, гротескно искаженные тени и отражения, яркие цвета и отсветы, узоры и витражи, анфилады, клинки и брильянты. Его должен был бы снимать какой-нибудь экспрессионист. В названии рассказа The Wrong Shape ("Неверный контур") речь идет о форме восточного кинжала, который отец Браун подобрал с земли: ему кажется, что в самом контуре лезвия есть зло.
- Хорош! Какие краски! - мечтательно и тихо произнес отец Браун.- А вот линии не годятся.
- Для чего не годятся? - удивился Фламбо.
- Ни для чего. Не годятся сами по себе. Вы никогда не замечали, как завораживает цвет и как дурны и безобразны линии, причем намеренно дурны и безобразны, в произведениях восточного искусства? Я видел зло в узоре одного ковра.

В экранизации БиБиСи кинжал вообще отсутствует, как и другие зрительные образы, подробно выписанные автором. (Если я правильно понимаю, The Wrong Shape там относится к дочери героини, страдавшей от последствий талидомида).

Полицейские у Честертона нередко заходят в тупик, но они не бывают тупыми. Как и другие герои, они глубокомысленны, проницательны и остроумны. Инспектор Валентайн в новом сериале - самоуверенный долдон, из всей детективной науки заучивший одну триаду "мотив-возможности-средства" и оперирующий ею, как кувалдой.

Хорошо это или дурно, женщины играют в рассказах Честертона второстепенную роль, хотя он чаще всего изображает их уважительно и сочувственно. Дуры встречаются у него куда реже, чем дураки. В сериале отец Браун постоянно окружен женщинами. Пожилая приходская секретарша, пекущая булочки и сующая нос не в свое дело, какая-то польская уборщица, какая-то графиня-эмансипе. Роли их по большей части комические, хотя автор, по недосмотру и прискорбному отсутствию чувства юмора, не догадался вставить в сюжет комическую старуху.

В общем, если не видеть в кадре патера в очках, можно принять этот сериал за любой другой. Совершенно непонятно, зачем там патер.