Category: история

Seminarist

На сайте Государственной Публичной Исторической Библиотеки,

помимо прочего - большая коллекция старинных адрес-календарей и справочников по городам («Вся Москва», «Весь Петроград»...) В книжке «Альманах-календарь для всех» за 1911 год есть таблицы мусульманских и еврейских праздников, а среди мусульманских праздников есть и такой: 15 октября (4 дзюль-каде) «Сонливые белки уходят в пещеры». Выход отоспавшихся белок из пещер отчего-то не празднуется.

Интересно, что там было изначально?
Seminarist

Шел сейчас и опять думал, что Федорино горе -

одно из великих произведений русской поэзии. Все мы помним эти строки раньше, чем самих себя, но надо попытаться представить, что испытывал человек 1926 года, в первый раз читающий (безо всяких предисловий и объяснений):

Скачет сито по полям,
А корыто по лугам,
За лопатою метла
Вдоль по улице пошла,
Топоры-то, топоры,
Так и сыплются с горы...

Ведь это для похоже было, вероятно, на заумь каких-нибудь футуристов.
Федорино горе
Seminarist

И по плечу потрепетал

У Мошкова выложили одноактный водевиль Каратыгина "Булочная, или Петербургский немец" (1844). Некрасов и Белинский считали его среди лучших водевилей того времени, и Государь Николай Павлович весьма одобряли. Действительно, симпатичная и забавная шутка. Во всяком случае, интересно, как хрестоматийный пример своего жанра и характерный памятник той идиллической эпохи.

В "Записках" автора (глава 15) содержится примечательная история, как его пьеса из-за полицейского произвола попала под цензурный запрет и конфискацию, но благодаря вмешательству Государя справедливость восторжествовала и необоснованный запрет был снят.

Collapse )
Seminarist

Еще из биографии Саши Черного:

"...Саша не замечал, что за ним внимательно и с теплотой наблюдают большие серо-голубые глаза. Их обладательницу мы пока не назовем."

Через три абзаца:
"Пока же Саша встретил женщину, которая изменила его жизнь. Признаемся: серые глаза принадлежали ей."

Саша и "обладательница глаз" поженились, прошли годы, началась война.

"Саша Черный уезжал на войну с хорошо знакомого Варшавского вокзала.

Небо кротко и ясно, как мать.
Стыдно бледные губы кусать!
Надо выковать новое крепкое сердце из стали
И забыть те глаза, что последний вагон провожали.
("На фронт", 1914)

Провожали те глаза, что когда-то с теплотой взглянули на симпатичного таксировщика службы сборов, а теперь в отчаянии не могли удержать слез."

Ощущение, что книгу писала житомирская Цирцея.
Seminarist

Образованный автор биографии Саши Черного

отчего-то упорно называет девушек, за которыми он ухаживал в юности, Цирцеями. «Как, должно быть, плакали житомирские Цирцеи, провожая своего Шурку в неведомую даль, и как, видимо, он смущался, обещая всем писать и непременно приезжать. Но этого не случится, потому что петербургские Цирцеи окажутся не менее хваткими и немедленно возьмут его в кольцо»

UPD.: Автор образованный, а я нет: в комментах мне указали, что "Житомирские Цирцеи" - из стихов самого Саши Черного.
Seminarist

Профессор

У Аркадия Аверченко есть известный рассказ "О шпаргалке (трактат)". Рассказ, как рассказ - ничего сверхъестественного, обыкновенная шутка, написанная для специального "экзаменационного" 20-го номера "Сатирикона" в 1910 году. В этом же номере вышел, например, "Экзамен" Тэффи.

Сейчас это трудно себе представить, но в 1910 году в Казанском университете ординарный профессор по кафедре энциклопедии и истории философии права, действительный статский советник В. Ф. Залесский (1861-1922) прочел "трактат" и страшно возмутился. Свое возмущение он изложил в газете "Казанский телеграф". Заметку Залесского перепечатал в 26 номере "Сатирикон", благодаря чему мы теперь можем с ней познакомиться. Я считаю, ее следует помещать в приложении к собранию сочинений Аверченко - просто чтобы читатель мог понять контекст. А то читаешь у того же Аверченко - дурак, дураки. А какие дураки бывали - и не догадаешься.
Новый способ развращения юношества