Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Seminarist

Песню "Летят перелетные птицы" М. Исаковский написал в 1948 году

Лирический герой в ней выражает категорическое нежелание покидать родную страну: "Не нужно мне солнце чужое, Чужая земля не нужна". А, собственно, по какому поводу или для какой цели это написано? В 1948 году у гражданина СССР, кажется, не было сколько-нибудь доступных законных способов покинуть Родину (не считая, конечно, военной, дипломатической или иной службы за границей - но ведь не может эта песня выражать отказ служить Родине за ее пределами). Зачем протестовать против того, чего и так не бывает?
Seminarist

В романе Шеридана Ле Фаню "Гай Деверелл" (1865)

отрицательный персонаж, порочный баронет сэр Джекиль Марлоу встречается во второй главе с человеком, который напомнил ему неприятную страницу из прошлого. Это происходит в сумерках в зловещих развалинах древнего аббатства. Баронету после этой встречи не по себе.
On the whole he wished himself away, and he lighted a cigar for the sake of its vulgar associations.
Seminarist

Это первая глава из книги "Диалогические упражнения в латинском языке"

испанского гуманиста Хуана Луиса Вивеса (1538). Автор посвятил ее наследному принцу Филиппу, будущему королю Филиппу II. Книга оставалась популярным школьным учебником вплоть до 18 века.

В первой главе, "Утреннее пробуждение", служанка Беатриса будит двух мальчиков, Эусебио и Эммануэля. Мишель Монтень, чье детство пришлось на ту же эпоху, писал, что отец его приказал всем слугам разговаривать в доме не иначе как по-латыни, чтобы она стала для Мишеля родным языком. Видимо, примерно так это и выглядело.

Беатриса:
Иисус Христос да пробудит вас от сна грехов. Мальчики - да вы сегодня проснетесь?
Эусебио:
Не знаю, что мне в глаза попало, так кажется, точно песком полны.
Беатриса:
Каждое утро та же старая песня. Вот отопру сейчас оба окна - и деревянное, и стеклянное, чтобы ясный день вам обоим глаза прочистил.
Эусебио:
Что, так поздно?
Беатриса:
Скорее полдень, чем заря. Эммануэль, хочешь свежую рубашку?
Эммануэль:
Сейчас не надо, эта достаточно чистая; завтра другую надену. Дай мне камзол.
Беатриса:
Который? Простой или двойной?
Эммануэль:
Какой хочешь, мне все равно. Дай этот, простой, если буду сегодня играть в мяч, в нем легче.
Беатриса:
Всегда у тебя такой обычай - больше об игре думаешь, чем о школе.
Эммануэль:
Что ты, дура, говоришь? Ведь школа по-латыни сама называется ludus - игра.
Беатриса:
Я этих ваших грамматикаций и софизматов не понимаю.
Эммануэль:
Дай мне кожаные шнурки (для шнуровки одежды - S.).
Беатриса:
Они порвались. Вот возьми шелковые, так твой дядька (paedagogus) приказал. А теперь что? Хочешь ли короткие штаны с чулками - теперь лето?
Эммануэль
:
Нисколько, давай только длинные чулки. Затяни меня, пожалуйста.
Беатриса:
А у тебя-то руки из соломы или из масла?
Эммануэль:
Нет, сшиты тонкой ниткой. Гляди, какие ты мне дала шнурки - рваные и без наконечников.
Беатриса:
Помнишь, ты вчера другие, целые, проиграл.
Эммануэль:
А ты откуда знаешь?Collapse )
Seminarist

Это была господствующая мода того века.

Авторы один перед другим старались писать слогом Цицероновым; некоторые затейливую страсть свою простирали до того, что не позволяли себе употреблять слов, которых не находили в его сочинениях. Кардинал Бембо говорил о Боге всегда в числе множественном. В одном из своих писем он упоминает, что папа взошел на престол римский по благоизволению Богов бессмертных: beneficio Deorum immortalium; в грамоте, которую написал от имени Леона к Франциску, убеждая короля сего начать войну против турок, говорит он, по обычаю язычников: per Deos atque homines (именем Богов и человеков). Религия христианская не называлась тогда fides (вeра), но persuasio (уверение), Евхаристия не sacramentum corporis Dominici (таинство телa Христова), но sanctisicum crustulum (освящающая лепешка) -- что гораздо ближе к свойству языка латинского; не excommunicare -- слово неизвестное древним -- (выключить из общества), но diris devovere (предать фуриям) -- что также по-латыни очень красиво.

Историческое известие о трех Альдах Мануциях, славных типографщиках своего времени: (Из французскаго Меркурия) // Вестн. Европы. -- 1804. -- Ч.14, N 7. -- С.205-216.
Seminarist

Купил по случаю в Англии (через Ebay) забавную штуку:

фотонегатив, как говорят, из архива какой-то газеты (надо полагать, 1925 года). Фотография Аверченко из поздних, а внизу можно разобрать подпись: RUSSIA'S MOST POPULAR WRITER DEAD. Что, съели, все остальные русские писатели?
Russia's most popular writer
Seminarist

На Ибее выставлен на продажу редкий документ:

письмо Репина к Чуковскому 1913 года. Если я правильно разобрал, Илья Ефимович порекомендовал лавочнику Галкину Корнея Ивановича, как надежного плательщика, и тот отпускал Корнею Ивановичу товары в долг; однако, Корней Иванович ничего не заплатил Галкину, и тот пошел жаловаться Илье Ефимовичу. $1700 долларов, кто желает.
Репин-Чуковскому 1
Репин-Чуковскому 2
Репин-Чуковскому 3
Seminarist

«А я и анатомии их не понимаю...»

В сталь закован, по безлюдью
Едет гуннов царь—Атилла,
Как медведь, мохнат и крепок;
Нем и мрачен — как могила.
<...>
Весь, как статуя, недвижный,
Приросли к челу ресницы,
И далеко, не смыкаясь,
Смотрят вещие зеницы.

(В. И. Немирович-Данченко, «Атилла (из Залесского)»)

Вот как он себе представляет эти ресницы?