Category: искусство

Seminarist

И по плечу потрепетал

У Мошкова выложили одноактный водевиль Каратыгина "Булочная, или Петербургский немец" (1844). Некрасов и Белинский считали его среди лучших водевилей того времени, и Государь Николай Павлович весьма одобряли. Действительно, симпатичная и забавная шутка. Во всяком случае, интересно, как хрестоматийный пример своего жанра и характерный памятник той идиллической эпохи.

В "Записках" автора (глава 15) содержится примечательная история, как его пьеса из-за полицейского произвола попала под цензурный запрет и конфискацию, но благодаря вмешательству Государя справедливость восторжествовала и необоснованный запрет был снят.

Collapse )
Seminarist

Есть такой рассказ Аркадия Бухова -

"Карьера Берлея" (1916), про злоключения человека, которого наняли рекламировать средство от облысения. Оказывается, речь идет о реально существовавшем продукте. Реклама "Я был лысым" с портретом Берлея печаталась в том числе и в "Сатириконе".
Берлей
Seminarist

Диккенс в "Картинах Италии" пишет (о каких-то пизанских фресках):

As usually happens in almost any collection of paintings, of any sort, in Italy, where there are many heads, there is, in one of them, a striking accidental likeness of Napoleon. (Как почти в любом собрании картин итальянских художников, где изображено много голов, на
одной из фресок есть лицо, обладающее редкостным сходством с Наполеоном).

То есть им на старинных картинах всегда показывался Наполеон. А нам, по грехам нашим...
Seminarist

Революционный клоун Виталий Лазаренко

"Но сам Лазаренко не мог сразу перестроить свою работу. Он по прежнему выступает и со старыми шутками: "Знаете, для чего в зоологическом саду стоит пожарная машина? Это для слона: клизму ставить!" Не этого ждал от клоуна зритель, пришедший в цирк в дни великих событий."

Но потом он перековался, и вот итог:
"В эти же годы в Америке пользовался успехом популярный клоун Эдди Кантор. Изображая ободранного и разболтанного бродягу, он, например, появлялся на манеже в восторженном настроении оттого, что его укусила за ухо рыжая девушка. Публика гоготала. Кантора и Лазаренко даже невозможно сравнивать. Глубокая пропасть лежит между ними. Когда-то и Лазаренко был по ту сторону пропасти. Но в 1917 году он совершил свой лучший прыжок вместе с революционным народом."

(Н. Румянцева, "Виталий Лазаренко - клоун новатор", "Советский цирк", ноябрь 1960).
Seminarist

Искусство комментария.

Константин Коровин, "Деньги" (по К. А. Коровин, "То было давно... там... в России", М.: 2010, т. 2):

"— У Караулова было ружье, из Англии выписал. Оба ствола — чок."

Примечание (Т. Е. Ермолаевой):

Оба ствола — чок — непонятно, что имеется в виду.
Seminarist

В ватиканской Пинакотеке висит портрет кардинала Ламбертини,

будущего папы Бенедикта XIV. Вот такой:


У меня один вопрос: вот этот носатый мужик с занавеской - он что делает на парадном портрете? Я честно пытался гуглить. Нашел несколько описаний портрета разной степени подробности. Узнал, что автор портрета - Джузеппе Креспи (1665 - 1747), по прозвищу Ло Спаньоло. Портрет он написал в 1740 году, чтобы повесить в Болонской семинарии, когда Просперо Ламбертини был еще кардиналом. Сделавшись Папой, Ламбертини приказал перевезти портрет в Ватикан, пририсовать папские регалии и вообще сделать вид посолиднее. Про мужика с занавеской не упоминает никто! А между тем, сохранился ранний, уменьшенный вариант портрета - и на нем тоже мужик с занавеской, и про него тоже ни на одном сайте ни слова нет. Я что, один его вижу?
Seminarist

Реалии: астролябия

В начале "12 стульев" Бендер продает на рынке астролябию. Мне астролябия известна, как инструмент Средних веков и Ренессанса. В руках Остапа она так же уместна, как арбалет или бармы. Так вот, вопрос: это просто шутка или астролябию действительно для чего-то применяли в то время (скажем, землемеры)?
Seminarist

О происхождении оперного искусства

Современному человеку иной раз трудно понять, какую пользу или удовольствие находили наши предки, слушая по два - по три часа пение дурно сложенных, а часто и вовсе бессмысленных куплетов под гремящий оркестр. Сейчас опера - развлечение высоколобых, забава праздных классов, вроде конного поло или векзиллологии, смысл ее потерян в веках. Но так было не всегда.

Еще двести лет назад нужда в оперном пении была самая прямая и очевидная. Разгадку нам подскажет само слово "опера". Как известно, ее исполняют в оперном театре (англ. opera theatre, фр. theatre d'opera и т. д.) Здесь "опера" - разговорное сокращение от слова "операция". И поныне в британских больницах операционную комнату называют operating theatre (или просто theatre). Театр - потому, что в старину на операцию в больнице собиралось множество зрителей - как медиков, так и посторонних. Такое же происхождение имеет, например, выражение "анатомический театр".
gross clinic
В "театре" было довольно шумно: поскольку анестезии еще не изобрели, леденящие кровь вопли пациентов разносились далеко вокруг.

Впервые с этой проблемой столкнулись цирюльники средневековья. Как известно, помимо стрижки и бритья, они издавна занимались примитивной хирургией: кровопусканием, вскрытием нарывов, удалением зубов, вправлением сломанных костей, а то и камнесечением. Много веков других хирургов Европа не имела. Так вот, цирюльник обычно практиковал на бойком месте - в палатке или лавке на базарной площади. Стоны и вопли - скверная реклама для бизнеса. Никто не знает, кто и где впервые догадался петь, чтобы заглушать крики боли и ужаса. Но к Новому времени залихватское пение цирюльников вошло в поговорку. В англоязычном мире до сих пор сохранился реликтовый музыкальный жанр - barbershop quartet.

К 17 - 18 веку, в эпоху Просвещения, хирургия давно отделилась от парикмахерского искусства, и, вслед за прочими естественными науками, двигалась вперед семимильными шагами. Хирурги (тогда говорили "операторы") вошли в моду. Лучшие и знаменитейшие из них ездили в каретах цугом и удостаивались орденов и званий. Посмотреть на работу прославленного оператора в "операционном театре" или на "анатомию" известного преступника - в анатомическом сходились уже не одни студенты и подмастерья. Художники и скульпторы, генералы и графы, светские дамы и коронованные особы толпой стояли вокруг операционных и секционных столов по всей Европе.

Тогда-то, в царство барокко, "операционное пение" достигло своего зенита. Это уже не были простодушные сельские или военные песенки в исполнении горластого подмастерья. Хирурги-виртуозы нанимали виртуозов - певцов и музыкантов. Целые хоры и оркестры должны были теперь заглушать вопли какого-нибудь несчастного лудильщика или пекаря, которому великий хирург открамсывал руку или ногу. Для них писали партии лучшие композиторы, для них шились ослепительные костюмы и строились невообразимые декорации. Примерно тогда и возникло сокращение "опера", "оперный театр". Наскучив зрелищем терзаемой плоти в партере, аристократ и его дама из своей ложи могли перевести взгляд на сцену, где какой-нибудь Дафнис волочился за Хлоей. Партером, кстати, называлось в театре то место, где происходила собственно операция.

Как известно, в середине 19 века была изобретена общая анестезия. Внезапно в операционных театрах стало тихо и заглушать стало нечего. Вскоре подоспела и асептика с антисептикой, разогнав любопытных зрителей. Оперное искусство потеряло свой изначальный raison d'etre. К счастью, и хирургия, и опера к тому времени уже прочно стояли на ногах и не нуждались в поддержке друг друга. Хирурги перенесли свою деятельность из барочных и ампирных залов прошлого столетия, великолепных, но пыльных, в чистые и светлые "операционные комнаты". В театрах освободившееся место в партере заняли зрители, правда, им пришлось довольно долго слушать оперу стоя - кресла туда догадались поставить только к концу 19 века.