?

Log in

No account? Create an account

Вещи, о которых мало кто имеет верное представление

Entries by category: архитектура

"А что мы скажем о том,
о чем трубят и кричат теперь все газеты? Об этом мы ничего не скажем."

Добролюбов.

Проблемы архитектуры Art Nouveau
Seminarist
seminarist
Вор перед дверью moderne
("Сатирикон", № 9, 1909)

В самом центре Рима, над Капитолийским холмом,
Seminarist
seminarist

возвышается мемориал Виктора Эммануила II, первого короля объединенной Италии. Этот монумент известен также как Алтарь Отечества, Иль Витториано, Свадебный торт или Пишущая машинка. Ильф и Петров никогда не описывали его в своих произведениях, но он более, чем что либо другое в Риме, достоин их пера. Это шедевр головотяпства и гигантомании. Он непомерно велик. Капитолийский холм теряется у его подножья. Он виден с любой точки в Риме. Он далеко превышает размерами не только любой римский дворец или собор, но и любую из древнеримских бань. Помимо конной статуи Виктора Эммануила, он украшен не одной, а двумя бронзовыми квадригами: одну зовут Свобода, а другую - Единство. Откуда не взгляни - видишь бесконечные беломраморные колоннады, галереи и лестницы. Главная лестница имеет в ширину сто метров. Всякий, кто в первый раз увидит Иль Витториано, подумает: вот величественный дворец, в котором, должно быть, размещается всё итальянское правительство вместе с парламентом. Ничуть не бывало. Стоит любопытному туристу подняться по бесконечным лестницам и войти наконец внутрь - он увидит еще лестницы. Наконец, оказывается, что во всём дворце едва хватает места для туалета и маленького, микроскопического музейчика Объединения Италии. Всё прочее место занимают лестницы, колоннады и балконы. Ильфа и Петрова посетитель, впрочем, вспоминает еще при входе. Широчайшая, стометровая лестница белого мрамора перегорожена внизу прочной бронзовой решеткой. В решетке оставлена узенькая калиточка, у которой стоит сторож. Вся его работа заключается в том, чтобы говорить всем входящим: "Это национальным монумент - не сидеть!" И, конечно, его никто не слушается, потому что ступени широкие, удобные, вид с них открывается прелестный, а добраться до верху, не присев, не всякому атлету по плечу.

Впрочем, есть от него и польза. Несколько лет назад итальянцы, не зная, как еще приспособить Алтарь Отечества к делу, построили лифт на крышу. Теперь туда за плату пускают туристов. Панорама Рима, которую можно оттуда наблюдать, не имеет себе равных.

А вы говорите, коммуналки, десять сидений для унитаза...
Seminarist
seminarist
Живу я с недавнего времени в доме на две квартиры. Вход общий, через маленький тамбур, в котором архитектор не позаботился проделать хоть маленькое оконце. Поэтому солнечный свет в тамбур не проникает, и освещается он плафоном на потолке. Это в теории, а на практике там было темно, потому что выключатель от плафона оказался у верхнего жильца, и он включал его только тогда, когда ему было нужно. Что логично, но неудобно: в темноте даже хозяин в замочную скважину не попадет, не говоря о госте, ищущем звонок.

Предыдущие жильцы решили эту проблему, приклеив к стене маленькую светодиодную лампочку на батарейках: если ее нажать, она светилась противным синеватым светом, одновременно пронзительным и тусклым, однако достаточным, чтобы разглядеть замок. Я пользовался этой штукой, но каждый раз про себя ругал дураков, которые устроили выключатель для общего пространства внутри одной из квартир.

И вот сегодня, через два месяца, до меня, наконец, дошло. Я отвинтил плафон, и обнаружил там то, что и ожидал - пустой патрон под вторую лампочку, которая включается уже из моей квартиры.

"Дедушка повесился в сарае"
Seminarist
seminarist
В двадцатых годах прошлого века писатель-эмигрант Гребенщиков основал в лесах Коннектикута русский поселок Чураевку. Поселок, говорят, задумывался, как артистическая колония. Там жил Илья Львович Толстой (у него Гребенщиков купил землю), бывал Рахманинов, по проекту Рериха на деньги Сикорского построена часовня. Сейчас, конечно, русских там осталось мало, но сохранились названия улиц. Их три.

При въезде в деревню - развилка с указателями:
- Russian Village Road
- Kiev Drive
- Tolstoy Lane

И большой плакат: All Roads Dead End.

А почему пороли именно на конюшне?
Seminarist
seminarist
Мало ли в помещичьей усадьбе было удобных помещений? Отчего не в сарае каком-нибудь, не в овине, не в курятнике и не в коровнике, не в подвале и не на чердаке, не во дворе, наконец, в хорошую погоду? Чем конюшня лучше?

Для памяти: Главсметана
Seminarist
seminarist
"Главсметана"
сатирические куплеты
Я.Грей
(из репертуара Шурова и Рыкунина. Конец 1940х гг)

Касьян Жучков
Возглавлял контору "Главсметана".
Он был суров,
Наводил порядок неустанно.
Укреплял он дисциплину рьяно -
А контора... Read more...Collapse )

Оказывается, фамилия Растрелли
Seminarist
seminarist
по-итальянски означает "грабли". Его, наверное, с детства дразнили: "Эй, мол, Растрелли, убери свои грабли!". И позже, когда он стал архитектором, язвили завистники: "Кто это построил такое безобразие? Ну известно - грабли они и есть грабли!" С каким, должно быть, облегчением уезжал он в Россию, где его фамилия, наконец, не будет ничего означать...

Chosroes the Great
Seminarist
seminarist
Храм огня Тахт-и-Такдис (трон арок) в Шизе, где Хосров Великий собирал реликвии из завоеванных стран, разрушенный византийскими войсками , когда те возвращали оттуда в Иерусалим Крест Господень, по мнению еп. Серафима Сигриса послужил образцом для легендарных описаний храма Св. Грааля на горе Монсальваат, и т.о. прообразом многих католических храмов, в особ. цистерцианских, построенных в виде скругленного центрального помещения, к которому лучеобразно примыкают часовни.