Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Seminarist

При чтении истории, а иногда и новостей,

давно и часто вспоминаю кусок из 8 главы "Мастера и Маргариты":

"Возьмем ваш вчерашний день, – тут он повернулся, и ему немедленно подали иванов лист. – В поисках неизвестного человека, который отрекомендовался вам как знакомый Понтия Пилата, вы вчера произвели следующие действия, – тут Стравинский стал загибать длинные пальцы, поглядывая то в лист, то на Ивана, – повесили на грудь иконку. Было?

– Было, – хмуро согласился Иван.

– Сорвались с забора, повредили лицо? Так? Явились в ресторан с зажженной свечой в руке, в одном белье и в ресторане побили кого-то. Привезли вас сюда связанным. Попав сюда, вы звонили в милицию и просили прислать пулеметы. Затем сделали попытку выброситься из окна. Так? Спрашивается: возможно ли, действуя таким образом, кого-либо поймать или арестовать?"
Seminarist

Реалии: плоский затылок

В раннем романе Агаты Кристи "Тайна семи циферблатов" (1929) лакей в замке оказывается на деле немецким шпионом. Героиня обращает внимание на его военную выправку - и странную форму затылка. Через несколько строк она уточняет: that military bearing, that flat back to the head. Отчего у немецкого военного должен быть плоский затылок?
Seminarist

Алексеев Сергей Петрович, "Срочный военный груз". Из книги "Рассказы о Владимире Ильиче Ленине".

Бушевала гражданская война. Трудное было время.

Из Сибири в Москву шел железнодорожный состав. Прибыл состав в Челябинск. Забиты пути вагонами. Не хватает для всех паровозов. Стоят поезда. Затор.
Пошел начальник сибирского поезда к начальнику станции.
— Что такое?
— Срочный военный груз.
— Чье указание?
— Товарища Ленина.
Пропустили сибиряков вне очереди.
Прибыл состав в Самару. Забиты пути вагонами. Не хватает для всех паровозов. Стоят поезда. Затор.
Пошел начальник сибирского поезда к начальнику станции.
— Что такое?
— Срочный военный груз.
— Много срочных, много военных, — пробурчал недовольно начальник станции.
Достает бумагу начальник поезда.
— Чье указание?
— Товарища Ленина.
Пропустили состав вне очереди.
Прошел он Сызрань, Кузнецк, Рязань. Уступают ему дорогу.
— Срочный военный груз!
— Срочный военный груз!
— Указание Ленина!
— Указание Ленина!
Прибыл состав в Москву. Открыли вагоны. В вагонах мешки с мукой.
— Вот так срочный!
— Вот так военный!
Позвонили Владимиру Ильичу:
— Владимир Ильич, ваше имя незаконно использовали.
— Что случилось? Слушаю вас, товарищи.
Объясняют Ленину про вагоны, про хлеб. Про то, что хлеб доставлен как срочный военный груз.
Слушает Ленин.
— Так, так.
— Надо наказать виновных, Владимир Ильич.
— Так, так…
— Строго, со всей революционной суровостью, по законам военного времени.

Повесил Владимир Ильич трубку. Достал из стола бумагу. Сообщалось в бумаге о том, что время тяжелое, время суровое, что очень трудно в Москве с продуктами, что голодают, что умирают от голода московские дети. Просьба была в бумаге: доставить московским детям хлеб побыстрей из Сибири.
Читает бумагу Ленин. Вспоминает тот день, когда пришли к нему с этой бумагой московские рабочие. Выслушал Владимир Ильич тогда рабочих и распорядился: доставить хлеб московским детям как срочный военный груз. И расписался: «Ульянов-Ленин».
Seminarist

О предметах вовсе до них не касающихся

Из донесений и повсеместных слухов о бессрочноотпускных (солдатах - В. Е.) видно, что они возвращаются ныне на родину не в том бодром духе и не с тою безусловною преданностью начальству и даже правительству, как солдаты прежних времен; что люди сии сделались склонными к ропоту, пересудам и толкам, иногда весьма свободным, о предметах, вовсе до них не касающихся. Эту невыгодную перемену в нравах русского солдата относят не к каким-либо вредным внушениям, но единственно к продолжительно мирному времени, в котором почти все выходящие ныне в отставку или увольняемые в бессрочный отпуск провели большую часть своей службы. Без настоящих воинских занятий, коснея в однообразной жизни казарм или кочуя с одних квартир на другие, - нижние чины привыкают к праздным суждениям и приносят эту привычку домой еще в цвете лет, тогда как прежний солдат, возвращаясь на родину изувеченный, с полным запасом рассказов о военных подвигах, не позволял себе и даже не имел понятия рассуждать о делах, до него не относящихся.

Нравственно-политический отчет III собственной Е.И.В. канцелярии отделения за 1842 год.
Seminarist

Поразительные штуки выкидывает этимология.

Слово "торпеда" происходит от латинского torpere - цепенеть, коченеть, столбенеть, неметь. У врачей сохранилось родственное слово "торпор" - сонное оцепенение. То есть нисколько на торпеду непохоже. Однако, первоначальное значение слова torpedo - электрический скат. Если на него наступить, нога онемеет от удара током. В честь ската торпедой назвали морскую мину, сперва стационарную, а потом и самодвижущуюся.
Seminarist

Конферансье Богемский в четырнадцатом году

Его пластинки часто попадаются на russian-records.com: он был не только эстрадным артистом, куплетистом и декламатором, но и одним из пионеров русской звукозаписи, издавал журнал "Граммофонный мир". Странное и забавное зрелище, должно быть, представлял напомаженный человек во фраке, еще вчера выступавший с еврейскими анекдотами и сальными куплетами, когда он (вероятно, маршируя на месте и свирепо вращая глазами) рычал на зрителей какого-нибудь театра миниатюр:
Бей геррманцев, бей геррманцев, беээй! Патрронов не жалей! И сыпь им горрячей! Вот так! Да! Бей геррманцев, бей геррманцев, бей! и проч.
А потом декламировал тоном убийственного сарказма:
Энвер-паша - большой мазурик,
За крупный куш германских сумм
Своих он продал братьев-турок.
Рахат лукум! Ррахат-лукум!
Энвер-паша - большая шельма,
Хоть потерял давно свой ум,
Он только раб слепой Вильгельма.
Рахат-лукум! Ррахат-лукум!
А на другом концерте выходил под звуки популярного марша "Дни нашей жизни" (известного нам как "Большая крокодила") с мелодекламацией "Великая Русь":
"Слышите? Это движутся вперед наши храбрые солдаты. Взгляните на их лица - они радостны и возбуждены, они горят лихорадочным румянцем и шумная толпа приветствует их криками восторга. (...) Не троньте русского солдата, ибо пробил грозный час великого гнева народного, и как могучий гром пронеслось по всей земле русской: Немцев-долой!"
Завершалась мелодекламация отрывком из "Клеветникам России".
Seminarist

Из истории педагогики

Известно также, что он (Клеарх, спартанский полководец - S.) был прекрасным военачальником, поскольку это совместимо со свойственным ему характером. Так, он умел лучше кого бы то ни было заботиться о продовольствии для войска и заготовлять его, а также внушать окружающим повиновение. (9) Этого Клеарх достигал строгостью. Он был мрачен на вид, имел резкий голос и наказывал он жестоко, иногда в порыве гнева, и порой потом сам в этом раскаивался. (10) Но карал он по убеждению, так как понимал, что войско, в котором не существует наказаний, никуда не годится. Рассказывают даже, будто он говорил, что солдат должен бояться своего начальника больше, чем врагов, когда требуется стоять в карауле, покидать своих друзей или беспрекословно итти на неприятеля(...)в нем не было ничего привлекательного, он всегда был сердит и суров, и солдаты чувствовали себя перед ним, как дети перед учителем.

(В английском переводе сказано the feeling of the soldiers towards him was that of schoolboys to a master).

Ксенофонт, Анабасис Кира, кн. II, гл. 6
Seminarist

Живей, подожди

На Реддите юзеры, служившие в американской армии, нередко говорят, что солдат больше всего времени проводит в вынужденном бездельи, ожидая дальнейших распоряжений. Утверждают, что неофициальный армейский девиз - hurry up and wait.

Перечитывая "Недоросля", понял, что и Фонвизину этот порядок был памятен.

В третьем действии учителя, с утра вызванные к Митрофанушке, все не могут начать урок. Дьячок Кутейкин возмущается: Что за бесовщина! С самого утра толку не добьешься. Здесь каждое утро процветет и погибнет.
Но солдат Цыфиркин спокоен: А наш брат и век так живет. Дела не делай, от дела не бегай.
Seminarist

Жестчь

530 Завтра же, с светом Зари, ополчася оружием бранным,
Мы пред судами ахеян воздвигнем свирепую жесточь.

Илиада, пер. Гнедича, Песнь 8, 530 - 531
Seminarist

Лоханулся

В 6 песне "Илиады" на поле битвы сходятся ахейский герой Диомед Тидид и ликийский царь Главк, сын Гипполоха, воюющий на стороне троянцев. Но Диомед, узнав Главка, не желает с ним сражаться: еще их деды были друзьями. Они сходят с колесниц, клянутся в вечной дружбе и по предложению Диомеда меняются доспехами.
Diomedes_Glaucus_MAR_Gela
Множество здесь для меня и троян, и союзников славных;
Буду разить, кого бог приведет и кого я постигну.
Множество здесь для тебя аргивян, поражай кого можешь.
Главк! обменяемся нашим оружием; пусть и другие
Знают, что дружбою мы со времен праотцовских гордимся.
(6.227 - 231)
...
В оное время у Главка рассудок восхитил Кронион:
Он Диомеду герою доспех золотой свой на медный,
Во сто ценимый тельцов, обменял на стоящий девять.
Так Гипполохова сына развел Тидид, воеватель могучий.
(6.234 - 237)