Вещи, о которых мало кто имеет верное представление

Seminarist
Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод seminarist
Previous Entry Share Next Entry
Манеры аристократические, пьет водку
МѢЩАНСКАЯ СѢМЬЯ.
КОМЕДІЯ ВЪ ПЯТИ ДѢЙСТВІЯХЪ.
М. АВДѢЕВА.
С.-ПЕТЕРБУРГЪ, 1869.
ТИПОГРАФГЯ А. МОРНГЕРОВСКАГО, ВЪ ТРОИЦКОМЪ ПЕРЕУЛКѢ, ДОМЪ ГАССЕ.

ДѢЙСТВУЮЩІЯ ЛИЦА:

ѲЕОКТИСТА ГРИГОРЬЕВНА КОНДРАШОВА, еще бодрая и неглупая старуха, лѣтъ 65-ти, хлопотунья, рѣзка и скупа, одѣта по мѣщански, голова повязана платкомъ).
ВАСИЛІЙ СТЕПАНОВИЧЪ КОНДРАШОВЪ, ея сынъ, лѣтъ подъ пятьдесятъ, невысокаго роста, средней полноты, въ свободномъ платьѣ англійскихъ негоціантовъ, манеры мягкія и уклончивыя русскаго откупщика.
ГЛАФИРА ПЕТРОВНА, жена его, барыня лѣтъ сорока пяти, изъ роду раззорившихся дворянъ, до крайности озабоченная, чтобы ее не приняли за мѣщанку, и потому соблюдающая всякій этикетъ съ точностью китайца и подмѣчающая всякую модную новинку.
ЛЮДМИЛА ВАСИЛЬЕВНА, ихъ старшая дочь, замужемъ за барономъ Штернфельдомъ, хорошенькая блондинка, лѣтъ 22-хъ, любящая и впечатлительная.
АДЕЛАИДА ВАСИЛЬЕВНА, вторая дочь, лѣтъ девятнадцати, темнорусая, красивая и стойкая.
ВИКТОРЪ ВАСИЛЬЕВИЧЪ, ихъ сынъ, кавалерійскій офицеръ, лѣтъ 25-ти, здоровый и лѣнвый.
АНФИСА АЛЕКСѢЕВНА, по неблагозвучію тщательно скрывающая свою, фамилію, худая и сильно запаленая дѣва, лѣтъ тридцати, дальняя родственница Кондрашова приживалка, на правахъ компаньонки, добрая, смѣшная и вмѣстѣ жалкая, съ любовными помыслами, картавитъ не выговаривая буквы р.
БАРОНЪ ШТЕРНФЕЛЬДЪ, красивый, съ рыцарскимъ пошибомъ, но поиздержанный молодой человѣкъ, лѣтъ подъ 30, рыжеватый, вспыльчивый, гдѣ и насколько нужно, я мазурикъ въ душѣ.
АЛЕКСѢЙ ИВАНОВИЧЪ ПѢНКИНЪ, технологъ, высокій, недурной собою, холостякъ лѣтъ 28, развитой, нѣсколько желченъ и эгоистиченъ.
АННА ВАСИЛЬЕВНА ПѢНКИНА, его мать, пріятельница Ѳеоктисты Григорьевны, живетъ у ней на квартирѣ, смирная, сухенькая старушка, небогатая, вдова предсѣдателя уголовной палаты.
КНЯЗЬ ХИЛКОВАТЫИ, человѣкъ лѣтъ подъ 50, разсѣянный, озабоченный, очень богатъ, и очень чиновенъ.
АЛЕКСАНДРЪ ПЕТРОВИЧЪ ПАНКРАТЬЕВЪ, лѣтъ подъ 40, красивый собою свѣтскій человѣкъ, спеціалистъ и извѣстность по части волокитства.
ПАВЕЛЪ МАРКЫЧЪ ЕРЫНДИКОВЪ, прогорѣвшій мелкій откупщикъ, коренастый, темный и мрачный, 45 лѣтъ.
АНТОНИНА ГРИГОРЬЕВНА, жена его, сдобная, еще не дурная собой модница средней руки, щурится и имѣетъ привычку, говоря съ кѣмъ нибудь, смотрѣть въ сторону.
ХАРИТОНЪ ХАРИТОНОВИЧЪ НАПАНДОПУЗО, пройдоха, грекъ, съ черными глазами и крупнымъ носомъ, дальній родственникъ Кондрашова и управляющій его дѣлами въ уѣздѣ, лѣтъ 35.
ЛУКЕРЬЯ, стряпка Кондрашовой, баба тощая, грязная, раздражительная и растрепанная, неопредѣленныхъ лѣтъ.
КОРЯВЫЙ, ИНВАЛИДНЫЙ СОЛДАТЪ.
УСТИНЬЯ, женщина среднихъ лѣтъ, мѣщанка въ услуженьи.
Гости:
БУРКИНА, пожилая дама, спеціальностью сплетница.
КНЯГИНЯ МУХРАБАКАЕВА, молоденькая, черненькая, черезъ-чуръ развязная львица средняго круга.
ВОЕННЫЙ ГЕНЕРАЛЪ, сѣдой, коротко-остриженный толстякъ, обреченный удару.
БЛАГОНОСПИТАШІАЯ БАРЫШНЯ, ходитъ курочкой и всѣмъ пріятно улыбается.
ЧИНОВНИКЪ ИЗЪ ПОСОЛЬСТВА, съ англійскимъ проборомъ и pince-nez, вѣжливъ и нахально высокомѣренъ. (Безъ рѣчей.)
ФОНЪ-ГЕЛЬЗНИГФОРСЪ, молодой человѣкъ на прекрасной дорогѣ, рыжій, съ желтыми волосами -- весь преданность и почтительность, кланяется низко, опуская руки кольцомъ.
ПЕТЯ ГОРОШКИНЪ, франтъ мѣщанскихъ домовъ, съ гривой, ужасно развязный и довольный собой.
ЗНАЧИТЕЛЬНЫЙ ЧИНОВНИКЪ, гемороидальный и желчный.
ПОДЧИНЕННЫЙ ЕГО, развязно подловатый.
ОФИЦЕРЪ ИЗЪ ГРУЗИНЪ, бъ національномъ костюмѣ стройный крупноносый брюнетъ.

Опечатка

вспыльчивый, гдѣ и насколько нужно, я мазурикъ въ душѣ.

старуха, лѣтъ 65-ти, хлопотунья ...
ея сынъ, лѣтъ подъ пятьдесятъ


Тонко, да.

Старухе 67, сыну 48.

Подогнать решение под ответ всяк сумеет.

На том стоим.

БУРКИНА есть, а ФАСО нету пока...

дальше пьесу писать не обязательно - можно лишь перечитывать список действующих лиц

то же самое хотела написать

Вот да. Умри, лучше не напишешь...

Ну вот, теперь все время буду думать об этом несчастном, седом, коротко-остриженном толстяке, обреченном удару. Можно ли так слезу выжимать у читателя - зрителя.

Что же до барышни, там тоже медицинские проблемы. Понятно, что она питается курочкой, но если еще при этом и ходить курочкой - как жить? Что-то должно усваиваться в организме. И еще находятся силы приятно улыбаться. Героическая женщина.

Где ты взял эдакую прелесть?

На az.lib.ru, где же ещё ?

>ѲЕОКТИСТА ГРИГОРЬЕВНА КОНДРАШОВА, еще бодрая и неглупая старуха

Напомнило:

Шишкенгольм, френолог. Старик бодрый, но плешивый; с шишковатым черепом.
Мина Христиановна, жена Шишкенгольма. Седая, но дряхлая.
Лиза, дочь Шишкенгольмов. Полная, с волнистыми светлыми волосами и с сдобным голосом... и т.д.

(Возможно, подобными драматическими опусами Козьма Петрович и вдохновлялся.)

Автор данного произведения был по крайней мере знаком с Козьмой Петровичем.

Спасибо, интересно. - У меня интуитивно возникло ощущение родства.

Вот какого рода нехитрою стряпнёю накормил г. Авдеев свою публику. Мне скажут, может быть, что если стряпня эта такова, то не стоило и говорить об ней. Это так. Но не надо забывать, что мы не можем выбиться из этой стряпни, что когда бы мы ни заглянули в театр, мы ни под каким видом не разминемся либо с "Пробным камнем", либо с "Фролом Скобеевым", либо с "Прекрасной Еленой". Этот факт сам по себе достаточно обременителен, чтобы поговорить о нем. И в самый этот вечер, когда шла "Мещанская семья", все-таки не обошлось без "Прекрасной Елены"; хоть один акт, а дали. И надо было видеть, какое было написано уныние, чуть не омерзение, на лицах актеров, исполнявших этот несчастный первый акт. Пожалеем их, читатель; вспомним, что в ту минуту, когда я дописываю эти строки, "Прекрасная Елена" выдерживает тридцатое представление, независимо от тех, которые были даны в бенефисы. И это в продолжение каких-нибудь двух месяцев с половиной!

?

Log in

No account? Create an account