?

Log in

No account? Create an account

Вещи, о которых мало кто имеет верное представление

Seminarist
Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод seminarist
Previous Entry Share Next Entry
Странный рассказ выложили у Мошкова:
А. И. Эртель, "Специалист" (1885).

Герой рассказа - полицейский офицер Каплюжный. За весь рассказ он не делает ничего предосудительного: не берет, скажем, взяток, не бьет по зубам подвернувшегося некстати извозчика, не сажает в тюрьму ни в чем не повинного мужика. Напротив, приходит вечером домой довольный - его похвалило начальство. Дома его встречает жена - написанная пошлой, неприятной мещанкой - и двухлетняя дочка. И жену и маленькую дочку он очень любит, живут они душа в душу. Ночью его будят и он с нарядом городовых идет ловить опасного бандита и убийцу. Не без опасности для жизни он его ловит. Приходит в участок старуха в краденом салопе и пытается подкупить его, чтобы бандита отпустили. Каплюжный притворяется, будто готов взять, но сумма слишком мала - посылает ее домой за деньгами, а сам с городовыми крадется за старухой, накрывает бандитский дом и забирает и старуху, и любовницу бандита, старухину дочку. В доме находят вещи убитого недавно шинкаря, а также многие ценности, награбленные при еврейском погроме. Каплюжный посылает телефонограмму об успехе по начальству и идет, наконец, спать.

Так вот, автор относится к своему герою с явной, очевидной неприязнью, описывает его презрительно и без всякого сочувствия. В чем тут дело? Совершенно не постигаю. Ведь автор - хозяин своих героев, не любишь полицейских - хоть чертом его напиши, выведи таким негодяем, чтобы читатель плевался. Нет, он находит нужным написать такого полицейского, который делает свою работу именно так, как надо - и всё же обливает его презрением. Тут какая-то тайна.

Ну, автор же тут не за то героя не любит, что тот плохой полицейский. По-моему, весь рассказ ради того, что свойства добросовестного работника и хорошего семьянина не уравновешивают (в глазах автора и тех читателей, на которых он рассчитывает) вот этого "они чувствовали себя выше других людей и лучше других людей". Такого презрительного невнимания или пренебрежения к "чужим" Эртель вроде бы и в других своих вещах сильно не жалует.

А тут ещё большой вопрос, надо ли так делать работу! Вот преступник и его сожительница-сообщница. Они, похоже, виновны. А дети их чем провинились? Вот чем? Куда они пойдут, когда родители и бабушка будут арестованы? Понятно, что формально полицейский не виноват. Не его дело думать об отпрысках преступников. А чьё? И почему малолетние должны отдуваться за грехи родителей? Это сильно не по-людски. То есть сама работа не годится. И если у человека к подобной работе "талант", значит, велик шанс, что и его самого надо за три версты на карачках обходить.

ээээээ
не понимаете вы, тонкость
у людей искусства есть такой момент - вызывать эмоции по своему желанию.
в вызывании эмоции по своему желанию у зрителя - они и соревнуются - показывают кто круче
совершенство достигло конечно в кинематографе - но в рассказе.
хорошие человек - делает все правильно - а ты Заставь ощутить что он говно!
покажи говно, которое все делает ужасно -
а ты заставь зрителя его полюбить! (чаще именно это встречается).

В этом случае у автора не получилось. Полицейский написан довольно достоверно - и он самый обычный человек. Видно, что автору он не нравится, а не что он дурен.

так чтобы понять что не получилось, нужно знать какой был замысел у автора.

Вы же только что сделали на эту тему предположение. Если оно верно, то у автора не получилось

Во всей святой русской литературе есть только один абзац с сочувствием к полицейскому. В рассказе Чехова "Мороз" дрожащего от холода полицейского очень жалко.

Ничего подобного. Только недавно я читал рассказ Куприна "Путешественники", там про околоточного с сочувствием.http://az.lib.ru/k/kuprin_a_i/text_1912_puteshestvenniki.shtml

"Баргамот и Гараська", опять же.

Есть. Мемуары Кошко:)

Не считается. Он сам полицейский, и у него профессиональный патриотизм. Один психиатр мне с гордостью говорил: "Ах, сколько мы (имеются в виду психиатры военного поколения, сам он много моложе) в войну спасли несчастных от расстрела за дезертирство".

Я, к сожалению, не прочла. Мне мешает старая орфография, то есть, я не смогу воспринимать написанное, не придавая ей особого смысла, все равно прочту не то, что написано.
Но из общих соображений могу предположить - это рассказ о "неправильной системе", в которой даже самый что ни на есть вроде бы как по всем параметрам как ни глянь хороший человек творит фигню. Сейчас таких рассказов (и даже романов! хотя там уже должен быть и положительный полицейский, осуждающий все это безобразие) уйма, не думала, что они так рано начались.

Слушай, я завис. Что означает фраза: «Однако же, какъ теперь Безнадежный будетъ? Онъ кумъ Пехтелю, а забирать въ лавкѣ нельзя. Петюшкинъ подстерегаетъ и все хочетъ въ видѣ взятки поставить; говоритъ: какой есть докторскій заборъ у Пехтеля? Все это взятка и больше ничего.»

Пристав решил, что Пехтель, сморкнувшись, подал доктору сигнал, т. е. обвинил их в нечестной игре. Произошла ссора. Доктор Безнадежный обычно покупал продукты в лавке бакалейщика Пехтеля, который ему приходился кумом. Постоянные покупатели не платили за каждую покупку наличными, а забирали в кредит, и лавочник записывал забранное в т н заборную книжку. Потом долг, разумеется, гасили. Пристав Петюшкин хочет представить это так, будто Безнадежный забирает продукты, но не оплачивает их (с согласия лавочника) - т. е. лавочник дает доктору взятку. Перейти к другому лавочнику доктору неудобно - Пехтель обидится уже на него. Я не знаю, за что Пехтель мог бы давать Безнадежному взятки - возможно, как доктор, он должен был инпектировать санитарное состояние лавок?

Слушай, очень похоже на правду!
Мне, признаться, никогда не приходило в голову, что у слова «забор» может быть больше одного значения...