Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод (seminarist) wrote,
Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод
seminarist

Аверченко: попытка перевода.

Вы знаете, почему я сижу и перевожу Аверченко на английский язык? Потому что в квартире разгвал, и его необходимо прибрать. Поэтому критика всячески приветствуется, чтобы мне было неповадно.

Аркадий Аверченко: "Одесситы в Петрограде"

Утро в кафе на Невском, где «все покупают и все продают».
— А! Канторович! Как ваше здоровье?
— Ничего себе, плохо.
— Слушайте, Канторович… чем вы сейчас занимаетесь?
— Я сейчас, Гендельман, больше всего занимаюсь диабетом.
— Он у вас есть?
— Ого!
— И много?
— То есть как много? Сколько угодно! Могу вам даже анализ показать.
— Хорошо, посидите. Я сейчас, может быть, все устрою.
Убегает.
* * *
Наталкивается на Шепшовича.
— Гендельман, куда вы бежите?
— У меня есть дело. Не задерживайте меня. Я продаю.
— Что вы продаете?
— Диабет продаю.
— Диабет? Гм… Много его есть у вас?
— Положим, он есть не у меня, а у одного человечка.
— У какого?
— Вы замечательный наивник! Я, может быть, на этом заработаю — так я ему обязательно должен сказать, чтобы он из-под носу вырвал!
— Вы мне можете не говорить, но я вас заверяю, что вы без меня диабета не продадите.
— Серьезно?
— Он спрашивает! Я вам скажу, что теперь весь диабет проходит через мои руки.
— Кому же вы его ставите?
— Гендельман! Не надо считать меня идиотом. Это настолько мой хлеб, что я вам даже ничего не скажу.
— Ну, хорошо. Так сделаем это дело вдвоем.
— А вагоны?
— Ой, эти вагоны — вот у меня где сидят. Чистое с ними наказание. Ну, у нас, впрочем, есть специалист по вагонам — Яша Мельник.
* * *
— Яша! Здравствуйте, Яша! Вы могли бы достать нам вагонов?
— Под чего?
— Под диабет.
— Что это за диабет?
— Здравствуйте! Только сегодня на свет родились! Диабет есть диабет.
— Может, дрянь какая-нибудь!
— Дрянь? А если я вам покажу анализ — что вы скажете?
— Если анализ есть, так какой там разговор? Вагоны будут.
— Значит, все и устроено!!
— А у кого диабет?
— Это еще пока секрет. Но мне сказано, что я могу иметь его, сколько угодно.
— Почем?
— Что почем? Вы раньше скажите вашу цену, а потом мы уже поговорим о моей цене.
— Слушайте! Вы мне должны рубль на пуд уступить.
— Рубль? Я вам тридцать копеек не уступлю! Вы же знаете, что сейчас диабет с руками отрывается.
— Серьезно?
— Он спрашивает! Вот смотрите: Моносзон! У вас есть диабет?
— Нет.
— Видите? Эй, молодой человек… Как вас… Вот вы, в коричневом. У вас есть диабет?
— Нет.
— Вы видите? Вы расспросите все кафе — и почти ни у кого не будет диабета.
— Хорошо. Мальчик! Дай, милый мальчик, перо и чернила — мы напишем куртажную расписку. Значит, будем работать на проценте. Мои — пятьдесят (я же продаю!), Яше за вагоны — двадцать и вам, Гендельман, за то, что вы найдете нам диабет, — тридцать процентов. Согласны?
— Еще я буду торговаться! Хорошо. Но где же ваш покупатель?
— Я сейчас буду к нему звонить. Мы в три дня это все и покончим! Сделаем хорошие деньги. Яша! Я пойду в комитет звонить, а вы работайте насчет вагонов.
— Уже!
— Алло! Это военно-промышленный комитет?
— Да.
— Слушайте! Вы интересуетесь диабетом?
— Что? Алло, что вы говорите?
— Диабетом интересуетесь?
— Чем?
— Диабетом! Вы только скажите: хотите вы иметь диабет? Так вы его будете иметь.
— Вы — идиот!
— Что? Алло! Разъединили. Это центральная — прямо какой-то бич народов. Центральная? Дайте мне 628-62. Это что такое? Это военно-промышленный комитет? Слушайте… Вы можете через меня очень быстро иметь диабет, — хотите?..
— !!.
— ?!!!
— .!!
— …?!!
— !!.
* * *
Через десять минут Шепшович приближается к Яше Мельнику и Гендельману.
— Ну, что?.. Поговорили с покупателями?
— Гендельман! Скажите мне правду: кто вам сказал, что у него есть диабет?
— Слушайте… Раньше бы я вам не сказал, потому что вы бы из-под носу дело вытащили, но раз мы уже подписали куртажную расписку, так я вам скажу: диабет имеется у Канторовича!
Шепшович со зловещим спокойствием:
— Может быть, вы скажете, сколько у него этого диабету?
— Э-э…Мня…Тысяч тридцать пудов…
— Так-с. И почем?
— Э… семнадцать рублей пуд… Вы же сами понимаете, что раз на рынке диабету почти нет…
— Хорошо, хорошо… Скажите, это цена франко Петроград?
— А то что же!
— Тогда я вам скажу, что вы, Гендельман, не идиот — нет! Вы больше, чем идиот! Вы…вы… я прямо даже не знаю, что вы! Вы — максимум! Вы — форменный мизерабль! Вы знаете, что такое диабет, который есть у Канторовича «сколько угодно»?! Это сахарная болезнь.
— Что вы говорите? Почему же вы сказали мне, что весь диабет проходит через вас?
— А!! Если я еще час поговорю с таким дураком, так через меня пройдет не только диабет, а и холера, и чума, и все вообще, что я сейчас желаю на вашу голову!!!
Odessa in St. Petersburg, by Arkady Averchenko

A morning in a cafe on the Nevsky Prospect, "where everyone buys and everyone sells"
- Ah, Kantorovitsch! How are you today?
- Bad, thank you very much.
- Listen, Kantorovitsch... What is your line these days?
- These days, Gendelmann? Mostly diabetes.
- You have it?
- And how!
- A lot of it?
- What do you mean 'a lot'? As much as you wish. I can even show you the test results!
- All right, you sit here. I'll, maybe, take care of it.
Hurries away.
***
Runs into Shepshovitsch.
- Gendelmann, what's the hurry?
- Got some business. Don't you stop me. I'm selling.
- And what is it you are selling?
- Diabetes, that's what.
- Diabetes? Hmmm... Have you got much?
- Well, for one thing, I haven't got it - but another fellow has.
- What fellow?
- A wonderful naivenik you are! Maybe I was going to make some money on it - and now I must tell you, so you can pull it from under my nose!
- Go ahead, don't tell me, but I assure you, without me you won't sell a single diabetes.
- Are you serious?
- You asking me? I'll have you know, these days all diabetes goes through me.
- Who do you supply it to?
- Gendelmann! You must think I am an idiot. This is so much my bread and butter that I just won't tell you nothing.
- All right - so let's do it together.
- And the freight cars?
- Oy, those freight cars - horrible pain in the neck. However, we have a freight car specialist here - Yascha Melnik.
***
- Yascha! Good morning, Yascha! Could you, maybe, find us some freight cars?
- For which?
- For diabetes.
- What's that - diabetes?
- What? Were you just born today? Diabetes is diabetes.
- It is maybe some rubbish?
- Rubbish? And if I show you the test results - what will you say?
- If you have test results, then no problem - you'll get your freight cars.
- So - all is settled!
- But who has this diabetes?
- That is yet a secret. But I was told I could have as much as I wish.
- And the price?
- The price of what? You first must tell me your price, then we'll talk about my price.
- See here. You must give me a discount - a rouble per bushel.
- A rouble? I won't give you thirty kopecks. Don't you know, these days diabetes sells like hot cakes.
- Really?
- He is asking me. Look here: Monossohn! Do you have diabetes?
- No.
- See? Hey, young man... What's your name... You here, in brown. Do you have diabetes?
- No.
- Did you see that? Ask anybody in this cafe - almost no one has diabetes.
- Very well. You, boy! Bring us, my dear boy, a pen and ink - we are going to sign a brokerage agreement. So, we'll be working on percentage. Fifty for me (I am selling, right?), Yascha gets twenty for the freight cars, and you, Gendelmann, get thirty for getting us the diabetes. Do you agree?
- Why should I haggle? Very well. But where is your buyer?
- I am going to ring them up right now. We'll wrap it up it in three days. Make some good money! Yascha! I'll call the committee, and you go work about the freight cars.
- Already.
- Hello! Is this the Military Industrial Committee?
- Yes.
- Listen here - are you interested in diabetes?
- What? Hello, what are you saying?
- Diabetes - are you interested?
- In what?
- In diabetes! Just say - do you want to have diabetes? Then you can have it!
- You are an idiot!
- What? Disconnected... Hello, Central! That Central is some scourge of nations. Central! Give me 682-62. What's that? Is this the Military Industrial Committee? Listen here... You can get diabetes very fast through me - you want it?
- !!.
- ?!!!
- .!!
- ...?!!
- !..
***
Ten minutes later Shepshovitsch is walking towards Yascha Melnik and Gendelmann.
- Well?.. Did you speak with the buyers?
- Gendelmann! Tell me the truth - who told you he had diabetes?
- Listen... I wouldn't tell you before, because you'd pull this business from under my nose, but since we signed a brokerage agreement, I don't mind telling: it's Kantorovitsch.
Shepshovitsch, ominously calm:
- You can maybe tell me, how much diabetes he has?
- Eh... Hm... Thirty thousand bushels.
- Well, well. And the price?
- Hmm... Seventeen roubles a bushel. You must understand that since there is practically no diabetes on the market...
- Well, well, well. Carriage paid to St.Petersburg?
- What do you think - it isn't?
- Then let me tell you, Gendelmann, you are not an idiot - oh, no! You are more than an idiot! You... You... I don't even know any longer what you are. You are a maximum! A down and out miserablean! Do you even know what is this diabetes that Kantorovitsch has 'as much as you wish' of?! It's an illness! A disease!
- What? Then why did you tell me all diabetes goes through you?
- Why?! Because if I talk to a blockhead like you for another hour, it won't be just diabetes that goes through me - it will be plague, cholera, leprosy and everything else I now wish on your head!
Tags: Аверченко
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments