Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод (seminarist) wrote,
Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод
seminarist

Categories:

Агкон и его мать (сказка народа калинга)

Жили когда-то у подножия горы вдова с сыном. Вдову звали Баллигокан, а ее сына - Агкон. Однажды утром Агкона разбудил своим криком дикий петух. Петух кричал:
- Кукареку, Агкон, ну-ка поймай меня! Агкон ответил:
- Подожди достану пеньки для силка.
На другое утро петух снова прыгнул на окно к Агкону и закричал:
- Кукареку, Агкон, ну-ка поймай меня! Агкон ответил:
- Подожди достану бечевки для силка.
На третий день петух громко захлопал крыльями и закричал:
- Кукареку, Агкон, когда же ты придешь? Агкон выскочил из хижины и крикнул:
- Я уже иду!
Он поставил силок и не успел отойти и спрятаться, как в силке забился жирный дикий петух. Агкон принес его домой и с гордостью показал матери.
- Какой хороший, жирный петух, Агкон! Теперь у нас будет вкусная еда! - обрадовалась мать.

Агкон опалил петуха, выпотрошил, разрезал на куски и поставил вариться. Когда петух уже почти сварился, Агкон выронил из рук половник. Половник провалился в щель пола и упал на землю.
- Ничего, Агкон, - сказала мать, быстро спускаясь вниз по лестнице, - я его подберу.
Как только мать спустилась, Агкон втащил лестницу наверх и попросил, чтобы мать снизу подала ему половник. Когда она подала, Агкон сказал, что сначала поест сам, а потом позовет ее. После этого он начал есть.

Через некоторое время мать попросила:
- Агкон, оставь мне, пожалуйста, крылышки.
- Уж очень они вкусные, матушка, - сказал Агкон и начал их есть.
- Ну тогда ножки, - попросила она его.
- Их я особенно люблю, матушка, - ответил Агкон.
Ну уж шейку, сынок, ты мне оставишь?
- А я как раз ем ее, матушка, - сказал Агкон. Оставалась только голова.
- Агкон, сынок, неужели ты не дашь своей матери хотя бы голову?
- Ведь ты же знаешь, матушка, - ответил Агкон, - мне обязательно надо съесть мозг.

Когда от петуха ничего не осталось, Агкон поставил лестницу на место, и мать устало вскарабкалась по ступенькам. Она заглянула в горшок и увидела на дне остатки куриного супа. Мать положила туда немного вареного риса, съела, заливаясь слезами, и стала думать, как бы отомстить сыну. Она спустилась по лестнице на землю и сказала:
- Я пойду поищу спелых бананов, Агкон.
Однако сын ее крепко спал после сытного обеда и не услышал.

Мать пошла вверх по течению реки. Долго шла она и наконец услыхала громкие причитания: семья оплакивала человека, который умер за три дня до этого. Мать пошла дальше и увидела людей, оплакивающих человека, который умер пять дней назад; однако глаза у него еще не вылезали из орбит и язык не высовывался изо рта. Она пошла дальше. В третьем селении причитали и плакали еще громче, потому что никто не мог подойти близко к умершему: он почернел и раздулся, язык у него вывалился наружу, а глаза вылезли из орбит.
Мать сказала, что хочет купить мертвеца, но родственники умершего очень обрадовались, что кто-то готов о нем позаботиться, и отдали его задаром.

Баллигокан сказала трупу:
- Мертвец, я понесу тебя на спине.
Мертвец вскарабкался ей на спину, и она отнесла его в свой рисовый амбар и спрятала в необмолоченном рисе. После этого она подошла к хижине и крикнула сыну:
- Агкон, я принесла в амбар спелых бананов!
Агкон спустился по лестнице, подошел к амбару и заглянул внутрь. Мертвец тут же схватил его и начал есть. Агкон стал звать мать и закричал:
- Матушка, здесь мертвец, он ест мои ноги!
- Это за петушиные ножки, которых ты пожалел для своей матери, - ответила Баллигокан.
- Матушка, мертвец грызет мои руки!
- Но ведь ты, сынок, не дал мне и крылышек, - ответила мать.
- Теперь он принялся за мою грудь, матушка!
- Грудкой петуха, сынок, ты со мною тоже не поделился.
- Он уже грызет мою шею, матушка!
- Но разве не съел ты петушиную шейку, Агкон?
- Матушка, неужели ты дашь ему съесть мою голову?
- Ешь его голову, мертвец, - сказала мать.

Наступил вечер, и ей стало одиноко. Больше некому было с ней говорить, некому приносить хворост, некому помогать ей.
На другой день стало еще тоскливей, и она пошла в амбар посмотреть, не осталось ли хоть что-нибудь от ее сына. Только немного крови на полу нашла она там. Мать соскребла ее с пола, понесла на реку и начала колдовать. Она зачерпнула воды и стала мыть в ней кровь, приговаривая:
- Мыть бы мне Агкона! Мыть бы мне его руки!
И сразу появились руки Агкона, и едва она называла ноги, шею, грудь или какую-нибудь другую часть тела, как эта часть появлялась.
Но тут над матерью Агкона стали кружиться вороны и кричать:
- Уак, уак, мабурак! - Карр, карр, рассыпься!
Агкон рассыпался. Тогда мать закричала:
- Вороны, летите в леса, там уже созрели папайи!
Вороны улетели, но скоро вернулись - еще до того как Баллигокан успела соединить все части тела Агкона.
- Вороны, летите вверх по течению реки, бананы там совсем спелые! - закричала она.

Вороны улетели, а когда они вернулись, Агкон уже был живой. Они снова начали кричать, но Агкон поднял камень и швырнул в ворон, и они улетели. После этого мать с сыном помирились и решили любить друг друга, и Агкон сказал:
- Матушка, отныне мы всегда будем есть вместе!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →