Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод (seminarist) wrote,
Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод
seminarist

Category:

После тяжелой и продолжительной болезни

В дискуссиях о реформе здравоохранения есть такое место, которое меня ставит в тупик. Непременно кто-нибудь возмущенно скажет, что медицинские расходы непропорционально возрастают в последний год жизни пациента - более четверти всех расходов, скажем, Медикера уходит на больных, которые в течение этого года умрут.

Нет, я все понимаю. Видел и я немало случаев, когда месяцами тянут полумертвых, в вегетативном состоянии, в последней стадии рака, эмфиземы, после обширного кровоизлияния в мозг.

Но даже если все эти случаи исключить - пациент будет поглощать максимум ресурсов ближе к концу жизни. Кажется мне, что это в природе медицины.

Те из нас, кто не будет убит (на войне, в аварии, в драке, на виселице, своей рукой...) умрут от болезней. От болезни умирают либо скоропостижно (сердце остановилось; массивный инсульт; легочная чума) - либо после безуспешного лечения тяжелой болезни. Со скоропостижной смертью и ее причинами мы боремся, и достигли некоторых результатов (когда вы в последний раз видели легочную чуму?)

Значит, от тяжелой и продолжительной болезни (от легкой болезни не умирают). Если мы вообще согласны лечиться и лечить - львиная доля ресурсов будет уходить тяжелобольным, чем тяжелее, тем больше. А тяжелее всего человек болеет, конечно, перед смертью. Разумеется, о том, что это было перед смертью, мы узнаем только после смерти.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments