?

Log in

No account? Create an account

Вещи, о которых мало кто имеет верное представление

Seminarist
Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод seminarist
Previous Entry Share Next Entry
Воскрешение чиновника
Интересно, можно ли сейчас выяснить, в каком году государственных служащих в новой России снова стали называть чиновниками не иронически и не уничижительно?

Год вряд ли, я думаю, но постепенно после падения советской власти. Даже ведь лозунг такой когда-то был: "Чиновнику нет места на советской работе!" А как только работа формально перестала быть советской, так и вернулось дореволюционное словцо.

Нет, я понимаю, что это где-то девяностые. Но девяностых было всего десять - неужто нельзя поймать за хвост тот самый?

Это очень любопытно, конечно, но как? По-моему, это невозможно, ведь поисковики дотуда не дотягиваются. Вероятно, поначалу это было в словосочетаниях типа "наш, новый российский чиновник" (в отличие от дореволюционного или закордонного - сейчас посмотрел: чуть ли не полсотни уничижительных синонимов), а после, может, к середине или, скорее, во второй половине деяностых, обрело позитивную самостоятельность.

По ссылке ниже видно, что частотность слова "чиновник" убывала до середины 1970-х, а потом начала плавно расти. Распад СССР на тренде не отразился, а насыщение достигнуто около 2000 года.

Есть ощущение, что в 90-х еще был легкий сарказм. Где-то в начале путинского времени.

Странно, у меня как-то совсем из головы вылетело, что в СССР так не говорили.

Вот она, красота!

Появись гугл раньше, предсказать смерть СССР можно было бы уже в конце 1970-х.

что Рейган и сделал

(Deleted comment)
Гладкость графика при переходе от советского к постсоветскому периоду как бы намекает, что существенного изменения употребления не происходило.

(Deleted comment)
Процесс утраты должен был бы отразиться. По-видимому, это действительно произошло как раз в конце 90-х, когда иронизировать уже стало поздно.

Кажется, еще где-то в девяносто третьем. Точнее не вспомню, аргументировать не могу.

Четкое ощущение, что в самом начале нулевых. Иногда даже чрезмерно кокетничая таким словоупотреблением.
"ту-ту воркуту, - ответил чиновник из мэрии", "на льду сошлись команды чиновников кабмина и мэрии", "разработка положения о декапитации населения возложена на чиновников горздрава". Везде можно заменить на "работников" или просто на "горздрав, например. Но усиленно вставляют этих "чиновников". Журфак, хуле. Тренд, бля.
Точное определение года - хоздоговорная работа или грант на два года, тысяч на двести пятьдесят.

Edited at 2012-04-28 05:35 am (UTC)

Я думаю, тут ещё много от географии зависит - в Москве и Петербурге элиты обновлялись быстро, а в провинции долго сидели у власти люди, помнившие не только неприятный осадок в слове "чиновник", но даже слово "чинуша", синоним к слову "бюрократ".
Что, кстати, забавно, чиновники в СССР были. Чиновниками формально были служащие имевшие "классный чин" - типа "советник юстиции 2-го класса" - их ввели в 1943 году, когда было много имперских перемен. И вот они-то были советскими чиновниками беза всяких негативных оттеннков.

Быть-то были, конечно, но величались ли так в ту пору? Звались ли так в печати или документах? Вряд ли.

Величались как чины юстиции, "для чинов юстиции" - собственно, тут известное дело "жопа есть, а слова нету" - но в данном случае даже слово наполовину было.

Я этим вопросом не занимался (историки языка на него могут, несомненно, ответить точнее), но беглый просмотр материала заставляет осторожно предположить, что поворотным здесь стал 1997 год (хотя единичные попытки вернуть слово в лексикон без негативного шлейфа предпринимались еще в конце 80-х). В 1995-96 "чиновник" употребляется вовсю, но почти сплошь в негативных контекстах, а вот дальше начинается явный перелом. Вот как о чиновнике говорится в книге Б. Немцова "Провинциал" (1997): "Чиновник — человек, без которого не может существовать общество. Именно общество, а не только государство. Потому что общество отличается от сброда существованием правил. А правила разрабатываются и контролируются как раз чиновниками.Конкретные черты чиновника зависят только от человека, это может быть совершеннейший мерзавец или замечательный человек". Ну, и т.д., и т.п. При этом любопытно, что себя как губернатора Борис Ефимович как раз противопоставляет "чиновнику" ("А я не чиновник. Я всенародно избранный губернатор. Это принципиально").

примерно в нулевом и стали

а что, называют? без всякой иронии?

и PS: что, собственно, нового в России, что вы её так величаете? даже "новые русские", и те банальны

точка перелома - 2000. Но до сих пор "осадок остается".

Заглянула в корпус и выбрала подкорпус публицистика 1990-2000. Впечатление, что в начале интервала слово уже начинают пробовать как термин: И. Савватеева. Пока не приватизирован Кремль // «Комсомольская правда», 1991 Этого вполне достаточно, чтобы каждый определился: либо он чиновник, либо ― коммерсант. (еще видно, что оба слова вытащены из нафталина)

а в 1999 Немцов уже уверенно употребляет его в значении госслужащий:
Борис Немцов. Провинциал в Москве (1999) Чиновник ― человек, без которого не может существовать общество.

в промежутке - 1997 - кто-то уже сам называет себя чиновником:

Сергей Мостовщиков. Долой царя! (1997) // «Столица», 1997.02.17 В эфире радиостанции «Эхо Москвы» он сказал, что как чиновник не может давать советы Церетели.

На поверхностный взгляд получается, что ближе к концу девятностых, а подробней читать мне было лень.

Видать, когда у птицы появились две головы!

И родила сия птица особливая: чиновников, и олигархов, и господ тады!