?

Log in

No account? Create an account

Вещи, о которых мало кто имеет верное представление

Seminarist
Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод seminarist
Previous Entry Share Next Entry
Великие трудоголики
Чем больше читаю биографии великих людей - хоть великих благодетелей человечества, хоть великих злодеев - тем больше убеждаюсь, что слава в веках мне не грозит. Путь к величию - неустанный труд, а значит, трудоспособность значительно выше среднего. Хоть Лев Толстой, хоть Бенджамин Франклин, хоть Аркадий Аверченко, хоть Адольф Гитлер - все поражали современников, прежде всего, неистощимой энергией и трудоспособностью. Я уверен, что даже Джек Потрошитель был человеком энергичным и упорным тружеником.

Вот может кто-нибудь вспомнить великого человека - лентяя и бездельника? Я - нет. Видимо, дело в том, что сливок без молока не бывает.

А, между тем, трудоспособность - наверняка конституциональный признак, особенность врожденного темперамента. Много есть рассказов о людях, которые из трусов делались отчаянными храбрецами, из хилых - богатырями, из великих грешников - великими святыми, из бездарных школьников, не способных освоить четыре правила арифметики - великими учеными. Но покажите мне хоть одного человека, который в детстве был лентяем, а потом сделался тружеником. Нет таких. Это, увы, не лечится.

Upd: в комментах напоминают Россини, Карлсона, Крылова. Типичная ошибка! Толстый не значит ленивый - это раз. Трудоголики с нестандартным режимом дня часто мимикрируют под лентяев - это два. Люди думают, что если человек встает заполдень и в часы, когда другие работают, сидит в кафе за устрицами с белым вином - он бездельник.

Кстати, почему трудоголики так охотно притворяются лентяями? Пушкин, например. Тот же Аверченко. Чехов.

> непрерывно сидящие на разнообразных стимулянтах
Тарский!

Про Эрдёша:


Colleagues worried that Erdös might have become addicted. In 1979, he accepted a $500 bet from his friend Ronald Graham. Graham challenged Erdös to abstain from speed for 30 days. Erdös met the challenge, but his output sank dramatically. Erdös felt the progress of mathematics had been held up by a stupid wager.