Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод (seminarist) wrote,
Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод
seminarist

Category:

Критик Олег Михайлов

Со школы я помнил, что предисловие к первому (и второму) послевоенному изданию Аверченко написал Олег Михайлов. Потом как-то, где-то читал, что в дальнейшем он отошел от исследования Аверченко, и в переписке с Борисом Зайцевым будто бы пренебрежительно об Аверченко отзывался. А сегодня читаю "Подстрочник" Лунгиной и вижу:

...Критики, группировавшиеся вокруг журналов "Наш современник" и "Молодая гвардия": Кожинов, Палиевский, Михайлов. Олег Михайлов наиболее определенно сформулировал суть роковой роли евреев в истории России. Он, например, доказывал, что русские пристрастились к пьянству из-за евреев, что евреи совершили Октябрьскую революцию, что они в ответе за коллективизацию, что они работали в ГПУ... И все это с целью навредить русскому народу. Что касается русской культуры двадцатого века, то, по его мнению, творчество Бабеля, Ильфа, Мандельштама, Пастернака ее исказило. Она потеряла свою самобытность, свой национальный характер... ("Подстрочник, гл. 65)

Неужели, думаю, тот? Полез в Гугл - он самый.

...ещё в 1974 году Олег Михайлов в книге "Верность", в главе об "одесской школе" поставил вопрос о качестве смеха и выделил два его типа: русский – "смех сквозь слёзы" и "одесский" – смех ради смеха, сытый смех, смех, унижающий, уничтожающий человека.

Вот такой вот персонаж, как выясняется, пробил в хрущевские времена первый сборник Аверченко (и хорошо его составил, а затем и второй, в 85 году). Вот бы Аверченко удивился.

Кстати, оттеда же (к исследованию "Аверченко в творчестве Блока"):
Александр Блок... ещё в статье "Ирония" (1907) говорит о разрушительном смехе как распространённом явлении начала ХХ века. … Блок, не разделяющий смех и иронию, главный результат воздействия этого разрушительного смеха, этой разлагающей иронии определяет предельно точно: "Перед лицом проклятой иронии – всё равно <…>: добро и зло, ясное небо и вонючая яма, Беатриче Данте и Недотыкомка Сологуба", "всё обезличено, всё обесчещено, всё – всё равно".
В контексте интересующей нас проблемы, думаю, важно и то, что Блок подобный смех-иронию определяет как болезнь индивидуализма... То есть, добавлю от себя, это болезнь обезбоженного человека, всё равно какой эпохи: античности, ренессанса, ХХ или ХХI веков. И в данном контексте напомню Кургиняну, что Аверинцев в работе "Бахтин и русское отношение к смеху" называет "народную смеховую культуру", или "смех", "одной из универсалий человеческой природы". Далее Сергей Сергеевич делает важное уточнение, которое позволяет понять многое: "Это явление, однако, по-разному окрашено в различных культурах…".
Вот эта национально-культурная "прописка" смеха у Кургиняна отсутствует, но намётки её есть у Блока. "Корректные" – в статье "Ирония", где он говорит о том, что "все мы пропитаны провокаторской иронией Гейне"; "некорректные" – в дневниковой записи от 17 октября 1912 года ("Хотели купить "Шиповник" <…>, но слишком он пропитан своим, дымовско-аверченко-жидовским – юмористическим" // Блок А. Дневник. – М., 1989).
Tags: Аверченко
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments