Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод (seminarist) wrote,
Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод
seminarist

Category:

...And at last declares itself to be the catholick church.

Samuel Johnson, 'Lives of the English Poets'

Изящно тогда выражались литературные критики. Хотел начать цитировать, но быстро понял, что у Джонсона приходится по два-три bon mot на страницу.

Процитирую хотя бы Драйдена, про быдло.

These gross, half-animated lumps I leave,
Nor can I think what thoughts they can conceive;
But, if they think at all, 'tis sure no higher
Than matter, put in motion, may aspire.

(Кажется, в семнадцатом веке еще никто не говорил, что мышление - форма движения материи)

Это из стихотворения "Лань и Пантера", о котором Джонсон говорит: The hind, at one time, is afraid to drink at the common brook, because she may be worried; but, walking home with the panther, talks by the way of the Nicene fathers, and at last declares itself to be the catholick church.

Драйдена Джонсон считал не шутя великим поэтом; но нелепость, а в особенности патетическую нелепость, он пропустить не мог.

То ли Джонсон, то ли поэты семнадцатого века были одержимы сравнениями и уподоблениями. Им уделяли столько внимания, словно главное ремесло поэта - сравнить свой предмет с чем-нибудь несходным. Джонсон расставляет сравнениям оценки: вот здесь красиво, здесь неожиданно, здесь ни с чем несообразно, тут высокий предмет сравнивают с низким и получается гадость, там автор выискал такую аналогию, которую не поймешь, не читая Плиния старшего, тут - сравнение требует от читателя знакомства с навигацией, а зачем?

Ладно, поцитирую еще немного из биографии Драйдена:

(об элегии на смерть короля):
There is, throughout the composition, a desire of splendour without wealth.

О лести:
As many odoriferous bodies are observed to diffuse perfumes, from year to year, without sensible diminution of bulk or weight, he appears never to have impoverished his mint of flattery by his expenses, however lavish.

Еще о лести:
Almost every piece had a dedication, written with such elegance and luxuriance of praise, as neither haughtiness nor avarice could be imagined able to resist. But he seems to have made flattery too cheap. That praise is worth nothing of which the price is known.

А это уже не Джонсон, а некий анонимный сатирик, о Драйдене же (человеке, видимо, не слишком общительном):
Nor wine nor love could ever see me gay;
To writing bred, I knew not what to say.

Мы читаем сейчас Бозвелла, не читав Джонсона, просто потому, что это интересная книга. Она была бы интересной, даже если бы Бозвелл Джонсона выдумал. Так вот, "Жизнеописания английских поэтов", по большей части позабытых, тоже можно было бы с удовольствием и пользой читать, если бы Джонсон всех их выдумал.
Tags: Самуэль Джонсон
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment