Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод (seminarist) wrote,
Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод
seminarist

Categories:

Аркадий Аверченко, "Купальщик": попытка толкования

"Купальщик" (http://seminarist.livejournal.com/406359.html) был опубликован в сборнике "Рассказы для выздоравливающих" в 1912 году. На первый взгляд это просто забавная сценка - пьяный купец на потеху публике посреди улицы скидывает одежду: ему вздумалось искупаться в море, которого нет. Городовой едва не упек его в холодную, но прохожий доброжелатель обманом протрезвил купца с помощью нашатырного спирта, и все трое, довольные друг другом, разошлись по своим делам.

Однако зная творчество Аверченко и его биографию, можно вспомнить, что море для него, выросшего в Севастополе, всегда символизировало свободу. Есть другой рассказ в "Сорных травах", вышедший под псевдонимом Фомы Опискина (под ним Аверченко печатал политическую сатиру): там это сказано гораздо более явно. Рассказ называется "Тихий океан": русский писатель Аргусов пытается уехать за границу, искупаться в Тихом океане, но его не пускает полиция; тогда он пытается съездить хоть в Крым, но и оттуда его гонят власти (в Крыму, возле царских дач, не всякому можно было селиться); он хочет купаться в Фонтанке, но и там стоит городовой. Наконец несчастный должен удовлетвориться тем, что дворники поливают его в жаркий день водой из кишки, а пробегающий мальчишка, "только что выдранный кем-то за уши", пляшет на одной ножке и радостно вопит: "Брраво! Воды-то сколько!.. Тихий океан!!"

Ефиму Зозуле Аверченко говорил: "Но, знаете, Зозуля, о чем я мечтаю, как о единственном высшем счастье? О, если б мне удалось это осуществить! Я был бы счастлив, если б мог построить большую яхту, какое-то судно для океанского плаванья, которое управлялось бы несколькими людьми, и чтобы я был один на этом судне, совершенно один… Верьте, годами не пристал бы к берегу… серьезно." В Гражданскую войну эта мечта осуществилась несколько гротескно. Аркадий Бухов вспоминал: «Спасаясь от большевиков, где-то около Севастополя, он попал на миноносец, на котором было, по его словам, три моряка, семь гимназистов и два испуганных человека. Аверченке предложили "пост" хозяина миноносца.

- Вот, знаешь, где я получил настоящее удовольствие! В течение двух дней я был заправским капитаном самого настоящего миноносца! Это, брат, тебе не фельетоны писать…»

(Кстати, русский читатель должен быть благодарен Аверченко: всю жизнь мечтая о море, он имел достаточно вкуса и такта, чтобы не писать морских рассказов).

Так вот в каком море хочет купаться пьяница из "Купальщика". Это русский, опьяненный революцией пятого года, требует себе свободы. Ему пеняют: купальни нет. Нет институтов гражданского общества. Но он не унимается: создавай! Возведи построечку! Конечно, купальня без моря - бессмыслица, но что это пьяному. И тут ему начинают морочить голову: разве вам много нужно? Для чего целое море? Ведь и купаться не обязательно, только освежиться. И обливаться необязательно - если воды немного, её можно и понюхать. Бедняга и понюхать рад. Нюхает - а там нашатырный спирт. И слетел с него хмель, и пошел он своей дорогой.

Этот доброжелатель с его "водой" - печать, потому что именно свобода печати de facto осуществилась в революцию наиболее полно. Властный произвол, беззакония чиновников творились, но о них до времени можно было кричать. Именно печать обещала, манила всеми прочими свободами - но снова пришла цензура, снова море скукожилось до купальни, купальня - до ведерца, ведерце - до пузырька, а в пузырьке - нашатырь. И печать, лишь вчера столь смелая, должна была объяснять, что ограничения свободы необходимо для порядка в государстве: что это будет такое, если каждый будет посреди улицы раздеваться донага.

С точки зрения нашего времени лично мне кажется мрачным пророчеством назойливое повторение в рассказе аббревиатуры ЖЖ.
Tags: Аверченко
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments