Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод (seminarist) wrote,
Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод
seminarist

Category:

Не любят чертополоха

Барнс с Ноблем выпустили нового Данте. Красный кожаный переплёт, золотой обрез, хорошая бумага, полный набор гравированных иллюстраций Доре. Недорого: соблазнился, купил. Только дома вспомнил, как ненавижу этого Доре. У него даже поддельщики в Злых Щелях, терзающиеся изнурительными и неизлечимыми болезнями - водянкой, чесоткой, лихорадкой - мускулисты, подтянуты и бронзовы, будто только что из спортзала. Ну, думаю, зато перевод - знаменитый Лонгфелло. Почитаем...

Оказалось, что я и перевод Лонгфелло не люблю. Вот попробуйте разобраться, кто здесь на ком стоял:

(Dante, just before descending into Hell, has second thoughts and addresses Virgil thus):

Though sayest, that of Sylvius the parent,
While yet corruptible, unto the world
Immortal went, and was there bodily.

But if the adversary of all evil
Was courteous, thinking of the high effect
That issue would from him, and who, and what,

To men of intellect unmeet it seems not;
For he was of great Rome, and of her empire
In the empyreal heaven as father chosen;

The which and what, wishing to speak the truth,
Were stablished as the holy place, wherein
Sits the successor of the greatest Peter.

Upon this journey, whence thou givest him vaunt,
Things did he hear, which the occasion were
Both of his victory and the papal mantle.

Thither went afterwards the Chosen Vessel,
To bring back comfort thence unto that Faith,
Which of salvation's way is the beginning.

But I, why thither come, or who concedes it?
I not Aeneas am, I am not Paul,
Nor I, nor others, think me worthy of it.

Вот для сравнения наш родной Лозинский:

Ты говоришь, что Сильвиев родитель,
Еще плотских не отрешась оков,
Сходил живым в бессмертную обитель.

Но если поборатель всех грехов
К нему был благ, то, рассудив о славе
Его судеб, и кто он, и каков,

Его почесть достойным всякий вправе:
Он, избран в небе света и добра,
Стал предком Риму и его державе,

А тот и та, когда пришла пора,
Святой престол воздвигли в мире этом
Преемнику верховного Петра.

Он на своем пути, тобой воспетом,
Был вдохновлен свершить победный труд,
И папский посох ныне правит светом.

Там, вслед за ним. Избранный был Сосуд,
Дабы другие укрепились в вере,
Которою к спасению идут.

А я? На чьем я оснуюсь примере?
Я не апостол Павел, не Эней,
Я не достоин ни в малейшей мере.

И после этого нам говорят, что в русском языке - свободный порядок слов, а в английском - жесткий порядок слов!


Вот куда мне теперь это девать? И читать нельзя, и смотреть противно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments