Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод (seminarist) wrote,
Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод
seminarist

Category:
  • Mood:

Кто боится старика Крупского?

Всем известен отец Владимира Ильича Ленина - Илья Николаевич Ульянов, самородок, подвижник народного просвещения. Мы знаем, в какой семье он родился, где учился, где жил и работал. Его симбирский дом превращен в музей.

Однако родитель Надежды Константиновны Крупской словно и не жил вовсе. Кому из нас в детстве читали о нем книжки? Кто видел его художественную биографию? Кто знает, как он выглядел?

Скрытность, достойная примечания. Попытаемся же разобраться.

Константин Крупский. Имя - как из романа. Кто представляется нам при звуках этого имени? Бравый офицер-кавелерист? Великосветский игрок и мот, пописывающий на досуге альбомные стишки и непристойные эпиграммы? Сельский барин - самодур, собачник и бретер? Во всяком случае, разночинцем тут не пахнет. Где-то там должны быть польские корни. Черноусый красавец, затянутый в мундир - или хоть венгерку, если не служил. Впрочем, возможно ли это, при таком-то имени? Да, пожалуй, фигура не самая поучительная для советской молодежи. Но чтобы так скрывать, нужны более солидные основания.

Обратимся же к источникам. Во всяком случае, отчество и годы жизни мы у них вырвем. "Родилась в семье демократически настроенного офицера" - глухо сообщает один сайт. Значит, все-таки офицер. Ну да, как же иначе. "Отец — поручик Крупский Константин Игнатьевич (1838-1883), мать — гувернантка Елизавета Васильевна Тистрова." - расщедрился другой биограф. Странная характеристика матери, не находите? Во первых, почему она сохранила девичью фамилию? Во вторых, почему она названа гувернанткой? Не работала же она гувернанткой, будучи замужем за поручиком Крупским? Да и фамилия нерусская - немецкая фамилия.

И тут в моей голове словно колокольчик звякнул: "...До водки очень охотник, живет не с женой, а с немкой, ругатель..." Лошадиная фамилия!

Крупский он был, Крупский, а не Овсов! Единственная фамилия, имеющая одинаковое отношение и к овсу, и к лошадям. И доктор, конечно же, хотел купить не овса - крупы овсяной. На то он и доктор, что ему нужна овсянка - для больницы, больных кормить габерсупом (а отнюдь не лошадей). Конечно же, поручик, только выгнанный со службы - может быть за пьянство, а скорее, за махинации с фуражом (вот он, овес-то). Только такой гениальный писатель, как Чехов, смог бы так тонко намекнуть на прошлое своего героя. Разумеется, он принужден был сделать из кавалерийского поручика акцизного чиновника - по цензурным соображениям, нельзя было в те годы выводить поручика, даже отставного, в смешном и унизительном виде. Но фамилию великий писатель оставил - к 1885 году, когда рассказ был написан, бывший поручик, умевший заговаривать зубы (еще один намек на махинации), уже два года, как умер, и Чехов счел безопасным предать историю гласности. Впрочем, кто знает, может быть, по выходе из полка, и служил в акцизе, но не удержался и там, пил, буянил, подворовывал, наконец - жил в Саратове у тещи, но не с женой, а с немкой, девицей Тистровой, и добывал пропитание (а скорее, пропивание) тем, что заговаривал мужикам и бабам больные зубы. Вот откуда "демократически настроенный офицер" - куда уж демократичнее: сделался мужицким знахарем.

Обратите также внимание, как искусно зашифровал великий Чехов имя своего персонажа: вместо Константин Игнатьевич - Яков Васильевич. Константин - Константинополь - Царьград - царь - василевс - Василий. Игнатий - Лойола - иезуит - церковь - Библия -Авраам - Исаак - Иаков.

Таким образом, становится совершенно ясно, что побудило официальных советских биографов замалчивать личность отца Надежды Константиновны, а литературоведов в штатском - вымарать во всех изданиях рассказа фамилию "Крупский", заменив ее наскоро придуманным псевдонимом.
Tags: открытия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →