Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод (seminarist) wrote,
Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод
seminarist

Category:

Вудхауз, Гилберт и Шекспир

Вудхауз много писал для театра, ему особенно удавались арии в бродвейских мюзиклах. Однако жанр налагал ограничения: виртуоз языка принужден был упрощать слова до предела, чтобы певцы, даже косноязычные, могли всё выговорить, а зритель, даже самый глупый, всё понял. В сердцах он однажды бросил: хорошо было Гилберту - он мог использовать весь свой словарный запас, оттого и достиг успеха. (Вудхауз был знатоком и почитателем комических опер Гилберта и Салливана, викторианских протомюзиклов).

Меня тоже, признаться, занимал этот вопрос. Допустим, Гилберт писал для специально обученных актёров, привычных к скороговоркам. Но как не боялся он наполнять свои пьесы такими древними словесами, как ere, to steel (в значении "укрепить"), prithee, to beard (в значении "дразнить, раздражать"), quandary, quench (в значении "подавить"), aver, trounce, doughty - это только те, что приходят в голову первыми? Ведь его аудитория состояла отнюдь не из одних профессоров английской литературы - оперы Гилберта и Салливана считались не слишком изысканным развлечением, и ходили на них все подряд, как у нас в оперетку.

И вот сейчас, когда я начал читать Шекспира, до меня дошло. У Гилберта - шекспировский словарь. Его оперы - театральная пародия, капустник, то есть прежде всего адресованы театралам со стажем (разумеется, таковых было большинство - как сейчас кинозрителей). Но в ту эпоху любитель театра, каковы бы ни были его образование и вкусы, неизбежно был знаком с Шекспиром: это был самый постановочный автор.
Tags: Гилберт и Салливан
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments