Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод (seminarist) wrote,
Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод
seminarist

С нравственными устоями у меня так себе.

Иногда вроде живешь-живешь - и ничего, а иногда в отчаянье приходишь. Потому что другие люди говорят о чем-то "подлость, мерзость" - а ты и не видишь. Как троглодит не видит грязи в луже, из которой пьет.

Некто мной уважаемый ругает в своем журнале Акунина. Мразь, говорит. Я Акунина, скорее, поклонник, почти все прочитал. Уже на душе неспокойно. А дело вот в чем:

В романе "Пелагия и Белый Бульдог" (в свое время не без удовольствия читанном) описывается дело по обвинению лесных людей - зытяков - в человеческих жертвоприношениях. Калька с Мултанского дела, где обвиняли вогулов. Известно, что решающую роль в разрешении Мултанского дела и оправдании вогулов сыграл В.Г. Короленко, оно с полным основанием считается одним из его главных триумфов и великой заслугой. В романе дело разрешает главная героиня - монахиня-сыщица Пелагия (удивительно было бы, если бы не), а Короленко присутствует только в эпизоде, под именем журналиста Царенко, говорящего комплименты победительнице.

Господа, я Вас вполне серьёзно спрашиваю: это что, подлость по отношению к Короленко? В смысле, написать вот такой роман - подлость? Это действительно способно его скомпрометировать? Ведь это даже не Да Винчи - кому, какому сумасшедшему придет в голову подумать, сказать или написать по прочтении романа: "Вот оно что - оказывается, Мултанское-то дело раскрыла Русская Православная Церковь, а Короленко был с боку припекой"?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →