January 6th, 2020

Seminarist

Я недавно писал, как нашел в старинном альманахе

календарь мусульманских праздников, и там среди прочего был день, когда "Сонливые белки уходят в пещеры". Это был, судя по всему, результат ошибки не то переписчика, не то переводчика - на самом деле в этот день мусульмане праздновали память Семи спящих - известных нам как Семь отроков эфесских, которые действительно ушли в пещеру и там заснули.

Такие вещи всегда меня возмущали гораздо больше, чем обычные примеры "переводческих ляпов", которые обычно сводятся к тому, что переводчик не знал какого-то слова или какого-то специфического значения и написал то, что знает. Такое может случиться с каждым, да и вреда в этом большого нет. Ну, съест герой сырник вместо чизбургера или поймает в море краба.

Но вот когда в переводе выходит явная, заведомая ерунда, бессмыслица, сапоги всмятку - как можно не оглянуться? Это уж явная халтура.

И вот сегодня я открыл уже другой альманах - "Вся Москва" за 1910 год - и понял, что его редактора посетила та же мысль. Потому что "сонливых белок" он исправил. Его не смутило, что мусульмане празднуют каких-то белок - дикие люди, что с них возьмешь. Но он рассудил логически: зачем "сонливые белки" уходят? Вероятно, спать. Будучи, по-видимому, несколько знаком с естествознанием, он понимал, что пещерных белок не бывает. Видимо, решил он, переводчик накосячил. И он поставил в календаре: "Белки уходят в норы". Вместо бессмысленного праздника получилась народная примета, наблюдение над природой.