?

Log in

No account? Create an account

Вещи, о которых мало кто имеет верное представление

Действительно, прекратите. Сколько можно?!
Seminarist
seminarist
Перестаньте считать на счетах

Скажите: это у меня на почве эзопова языка крыша поехала,
Seminarist
seminarist
или в этом рисунке ("Сатирикон", 1909, №52) - намек на царя с царицей?
Супруга в пестрой новой робе (Сат 1909 № 52)

Сижу, то есть, читаю старый добрый "Сатирикон".
Seminarist
seminarist
Испытываю гамму чувств, знакомую всякому, кто пытался когда-либо читать подряд подшивку юмористического журнала или сборник газетных фельетонов. Это занятие способно на неискушенного человека нагнать такую депрессию и мировую скорбь, что я составлял бы из таких журналов библиотеку в техасской тюрьме, где ожидают казни самые ужасные преступники. Через неделю, много две такого легкого чтения они кончали бы с собой подручными средствами, сэкономив налогоплательщикам расходы на апелляцию, электричество для стула и последний ужин.

Действительно, громадное большинство хорошего, что впервые появлялось на этих страницах, впоследствие было неоднократно переиздано и, соответственно, неоднократно читано. Многие вещи, остроумные и живые в момент публикации, написаны по минутным поводам, которые либо утрачены для истории, либо потеряли всякий интерес: читать их так же весело, как пить выдохшееся, теплое пиво. Что-то затаскали последующие поколения юмористов, что-то безнадежно вышло из моды. Немало, разумеется, и обыкновенной, скучной чепухи, написанной левой ногой на коленке, чтобы в последний момент заполнить дырку на странице. И даже когда находишь вдруг что-то подлинно веселое и неожиданное, воспоминание о том, чем вся эта история кончилась, отбивает всякую охоту улыбаться.

И вот, значит, открываю я, с внутренним стоном тоски и отчаянья, № 15 за 1910 год. И читаю:
Господин Ермолин (Сат. 1910, №15)