November 24th, 2004

Seminarist

Кругожор: священная каша

Этой зимой, будучи в Казани, я видел пачку Геркулеса с церковно-славянской надписью:
Сия каша будет во благо живота всем верующим.
А кто-то сомневался в существовании православной кухни. Вот даже специальная каша для верующих делается. Каша для верующих, консервы для богомольцев, колбаса для ханжей...

А что, интересно, будет с неверующим, кто съест эту кашу? Вероятно, кишки повылазят...
Seminarist

Держиморда

Чуть ли не единственный персонаж мировой литературы, ухитрившийся стать нарицательным именем, не появляясь на сцене. Держиморду знают даже те, кто не знает ни Хлестакова, ни Городничего, кто вообще ничего не читал.
Seminarist

"Если бы апостолы прочитали церковную историю..."

Не помню, что там дальше, но кажется, ничего хорошего не должно было выйти. И вообще церковная история традиционно считается сильным аргументом против Церкви. Однако нельзя забывать, что она избирательна, почти как уголовная хроника. Чтобы попасть в церковную историю, нужно сделаться либо еретиком, либо раскольником, либо коррупционером, либо гонителем - или уж пасть жертвой всех этих личностей, и то о тебе напишут петитом. Великие церковные вожди попадают в нее по должности, великие церковные учители - постольку, поскольку боролись с той или иной ересью.

Взять хоть Николая Чудотворца. Этот провинциальный архиерей из малозначительной епархии был настолько хороший, добрый и святой человек, что его именно за это помнят до сих пор по всему земному шару, и даже у неверующих его образ сохранился в виде рождественского деда. Но - о нем помнят только это, его житие - это список прижизненных и посмертных добрых дел. В церковной истории он появляется один-единственный раз: как делегат Вселенского Собора. Только имя в соборных списках позволяет говорить о нем, как об историческом лице, а не о солярном (или каком еще) мифе. И даже там он остался бы незамеченным, если бы в один прекрасный момент не вышел из себя и не закатил Арию оплеуху. Т.е. тот единственный раз, когда святой вспылил и повел себя некрасиво - сразу попал в церковные анналы. Если бы не народные сказания о его доброте, с фантастическим упорством циркулирующие вторую тысячу лет - эта пощечина была бы его единственным следом в истории Церкви.
Seminarist

Фильм-ужас

Посмотрел Ван Хельзинга. Это фильм-ужас. Мало того, что он ужасно скучный. Он еще и ужасно шумный,
так что даже задремать на нем нельзя. Он еще и ужасно глупый. Ван
Хельзинг (не сутулый профессор в очках, а небритый детина в кожаном
плаще, кожаной шляпе и сапожищах до пупа) - киллер на секретной службе
Ватикана. Он ездит по всему миру, чтобы уничтожать нечисть и монстров
при помощи разных замысловатых орудий, которые он таскает за собой в
кожаном мешке. Его разыскивает полиция всех европейских стран. Видимо,
не очень старательно, т.к. в таком наряде его трудно не заметить. По
заданию Папы Римского он едет в Трансильванию, где в сотрудничестве с
местной княжной (одетой, как мазохистская доминатрикс) они должны
уничтожить Дракулу, его жен, его детей, а так же оборотней, Игоря и пр.


В фильме нет ни одного тихого момента. Ежесекундно что-нибудь
взрывается, обваливается или искрит. Персонажи никогда не говорят - они
орут, вопят, шипят, хрипят и вообще производят необыкновенно много
шума. Ван Хельзинг орет на княжну, орет на Дракулу, орет на Папу
Римского. Они на него тоже орут. Вообще Дракула, который в самом начале
жалуется, что неспособен чувствовать, ведет себя очень живо для
бесчувственного тела. Он напомнил мне байкера Зеда из второй
"Полицейской академии". Самый сдержанный и тихий персонаж в этом фильме
- монстр Франкенштейна. Ни один герой не умеет ходить по-человечески.
Единственный доступный им способ перемещения - по воздуху. Они либо
прыгают, либо летят, отброшенные взрывной волной или лихим ударом в
челюсть, либо валятся с обрушенных мостов и башен.

Все это снято на фоне компьютерных пейзажей, придающих доселе
невиданную масштабность заурядным, глупым дракам.

Общее впечатление - унылое. Фильм похож на матч WWF во время пожара в
трансформаторной будке величиной с небоскреб.

Журналисты отметили, что Ван Хельзинга переименовали из Абрахама в
Габриэля. Это бы еще ничего. Но Дракулу в этом фильме зовут Бронислав.

НО: это единственный известный мне фильм, где имя Дракулы произносится правильно: ДракУля. Но всего один раз.