Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод (seminarist) wrote,
Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод
seminarist

  • Mood:

В ситуациях, подобной вышеприведенной

(или вроде той, когда я поставил на плиту старинный оловянный кофейник) меня приводит в отчаянье именно то, как странно и ненадежно работает мой, с позволения сказать, интеллект.

В каждом из этих случаев если бы меня спросили - стоит ли это делать? - я сказал бы: не стоит, потому что будет то-то. Для этого у меня хватило бы и здравого смысла, и образования. А сам - сделал именно так.

Конечно, все это мелочи, но ведь мозги-то одни и те же и для мелочей и для немелочей. А если бы это было подсудное дело? Вот лечу я больных - что, если я таким же манером принимаю решения?

Представляю себе, как бы это выглядело на суде. Самый благожелательный судья пришел бы в отчаянье. "Вы, может быть, не знали, что олово - легкоплавко, и на плите расплавится? Может быть, вас не снабдили достаточной информацией в свое время?" - Нет, знал и снабдили. - "Так, может, вы были переутомлены? Знаете, как это бывает, когда пару ночей не поспишь? Или голодны? Или, грешным делом, выпили?" - Нет, и спал прекрасно, и сыт был, и трезв. - "Может, вас торопили? Может, вы спешили куда-то еще?" - Нет, никто не торопил, и сам не спешил. "Так, может, у вас мысли при этом чем-то другим были заняты? Беспокоились о чем-то?" Нет, ничем другим и ни о чем. Варя щи - думал о варке щей, варя кофе - о кофе. Но почему - как? - может при таких условиях не прийти в голову очевиднейшая вещь?

Как я, имея в голове такой разболтанный механизм, могу делать какие-то назначения больным людям?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments