Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод (seminarist) wrote,
Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод
seminarist

Въ скоромъ времени открытъ будетъ для публики Механико-оптическій Кабинетъ,

въ большой Мѣщанской въ домѣ Королева, подъ No 69. Мы осматривали оный съ удовольствіемъ, и предварительно сообщаемъ нашимъ читателямъ краткое о немъ извѣстіе.

Кабинетъ не великъ: онъ длинною 5 аршинъ и двѣнадцать вершковъ; шириною въ 5 аршина и 2 вершка; вышиною въ 3 аршина; сверхъ того куполъ составляетъ 8 вершковъ. Лишь только вы отворите двери въ кабинетъ, васъ встрѣчаетъ геній, зрящій невидимымъ механизмомъ въ воздухѣ, и трубитъ веселый аккордъ. Оптическій обманъ представляетъ вамъ тѣсный кабинетъ обширнымъ зданіемъ, ярко освѣщеннымъ, во всю длину корридора. Зеркальныя стѣны кабинета въ отраженіи свѣта производятъ сіе очарованіе. Кругамъ стѣнъ, на серебряныхъ проволокахъ, проведенныхъ симметрически отъ пола до потолка, поставлены драгоцѣнныя серебряныя и раззолоченныя чаши, кубки, кружки разныхъ размѣровъ и видовъ, древнія и новыя, числомъ 126, и 38 бронзовыхъ и фарфоровыхъ штукъ отличной формы и красоты. Всѣ эти драгоцѣнностит, весьма замѣчательныя по наружному виду и отдѣлкѣ, тысячекратно отражаются во всѣхъ. пунктахъ зеркальныхъ стѣнъ и представляютъ неимовѣрное сокровище.

Насытивъ взоры свои богатствомъ, золотомъ и серебромъ, посѣтитель, сѣвъ на прекрасное канапе, услаждаетъ слухъ свой музыкою; которая поперемѣнно раздается въ разныхъ мѣстахъ кабинета, посредствомъ скрытаго механизма.

Послѣ того начинаются опыты чрезвычайно увеселительные и по большей части здѣсь невиданные. Вы берете въ руки магическій жезлъ, приближаете его къ раковинѣ, покрытой стеклянымъ колпакомъ, и къ раковинѣ играетъ музыка; повернете жезломъ въ противоположную сторону, и музыка утихаетъ. Можно подумать, что на той точкѣ, гдѣ лежитъ раковина скрытъ механизмъ -- нѣтъ; вы переносите ее куда угодно, и она вездѣ повинуется магическому жезлу. Этотъ-же жезлъ заставляетъ выскакивать изъ разныхъ сосудовъ карты, загаданныя посѣтителями, прелестныя фигуры и цвѣты. Двѣ прекрасныя фигуры, мужчина и женщина, вырѣзанныя изъ бумаги, становятся на зеркальномъ столѣ, безъ всякой подпорки, и при звукѣ музыки начинаютъ не прыгать, но танцовать очень ловко и пріятно, въ тактъ. Безъ воли хозяина кабинета или безъ магическаго жезла, вы ни за что даже не поставите этихъ фигуръ на столь, потому, что подошвы ихъ не шире толщины почтовой бумаги. Часы кругомъ стѣнъ бьютъ, останавливаются, идутъ впередь, по вашей волѣ и слову. Драгоцѣнная колесница, испещренная каменьями, разъѣзжаетъ и повертываетъ куда угодно безъ всякаго видимаго содѣйствія хозяина. Огромная голова какого-то чародѣя, изъ за тридевять земель тридесятаго царства, повторяетъ сказанныя вами рѣчи, на всѣхъ бывалыхъ и небывалыхъ языкахъ въ мірѣ. Вы думаете, что кто нибудь изъ подъ полу отвѣчаетъ вамъ чрезъ трубу, проходящую въ голову? Нѣтъ, возьмите голову въ руки, перенесите куда угодно, положите какъ хотите; дѣйствіе будетъ тоже, и она все будетъ отвѣчать вамъ вѣжливо. Вотъ и пустая голова, а умна!

-- Но въ семъ магическомъ мѣстѣ, все движется, говоритъ, играетъ по вашему велѣнію. Всѣ неодушевленные предметы подчинились вдохновеніямъ Искуства, и оживаютъ отъ вашего прикосновенія. Только золото и серебро остаются неподвижными во власти хозяина, и не слѣдуютъ за посѣтителемъ по его желанію, не взирая на удвоенные размахи магическаго жезла! Видно, этотъ жезлъ имѣетъ обратное дѣйствіе, и только привлекаетъ золото въ кабинетъ. Опытовъ такое множество, что мы на первый случай довольствуемся краткимъ взглядомъ на сей кабинетъ, и предоставляемъ себѣ удовольствіе сказать объ немъ подробнѣе, послѣ его открытія. Въ заключеніе спектакля тотъ же воздушный геній проиграетъ вамъ веселый маршъ на трубѣ, и всѣ невидимые духи, укрытые въ пружинахъ, сосудахъ, въ говорящей головъ и бумажныхъ ножкахъ пожелаютъ вамъ счастливаго пути и скораго свиданія.

У насъ все модное воспитаніе полуфранцузскаго юношества состоитъ въ томъ, чтобы научиться говорить на множествъ языковъ, и танцовать всѣ возможные танцы, отъ Французскаго кадриля до Ирокейской пляски мира. Не худо было бы, еслибъ хозяинъ этого кабинета пристыдилъ сихъ юношей, а болѣе ихъ наставниковъ, показавъ опытомъ надъ этою головою, что говорить весьма легко не разсуждая, а плясать еще легче, не будучи одушевленнымъ. Ѳ. Б. ("Сѣверная Пчела", No 95, 1826)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment