Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод (seminarist) wrote,
Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод
seminarist

Categories:

И по плечу потрепетал

У Мошкова выложили одноактный водевиль Каратыгина "Булочная, или Петербургский немец" (1844). Некрасов и Белинский считали его среди лучших водевилей того времени, и Государь Николай Павлович весьма одобряли. Действительно, симпатичная и забавная шутка. Во всяком случае, интересно, как хрестоматийный пример своего жанра и характерный памятник той идиллической эпохи.

В "Записках" автора (глава 15) содержится примечательная история, как его пьеса из-за полицейского произвола попала под цензурный запрет и конфискацию, но благодаря вмешательству Государя справедливость восторжествовала и необоснованный запрет был снят.

"на другой день бенефиса (т. е., сразу после премьеры - S.), нежданно-негаданно, последовало запрещение повторить "Булочную"... В этом водевиле Клейстер поет куплет, в котором, между прочим, говорится:
Сам частный пристав забирает
Здесь булки, хлеб и сухарей...
Частный пристав Васильевской части (где происходит место действия) вломился в амбицию, приняв слово: "забирать" - брать даром, без денег; он счел это личностью и обратился с жалобой к тогдашнему обер-полициймейстеру Кокошкину; тот доложил об этом министру внутренних дел Л. А. Перовскому и, в конце концов, последовало приказание остановить представление...
Я, в день повторения бенефиса - отправился к цензору и как ни объяснял ему, что "забирать" вовсе не оскорбительное слово для полиции; что, вероятно, многие из петербургских обывателей ежедневно "забирают" на книжку и в булочной, и в других лавках со съестными припасами; он вполне согласился со мной, но не мог действовать по своей воле и посоветовал мне лучше вовсе исключить этот (по мнению частного пристава) двусмысленный куплет...
Вечером того дня, перед началом спектакля, вдруг неожиданно прислано разрешение - играть "Булочную", только без "забористого" куплета... Когда же Максимов, после первой пьесы... объявил, что, вместо означенного на афише водевиля, будет представлена: "Булочная" - раздались громкие аплодисменты и многие закричали "браво!" Это имело характер некоторой демонстрации, потому что полицейская опала не могла тогда не разгласиться. В этот вечер "Булочная" имела еще больший успех...

На другой день я узнал, что "Булочная"... была, по приказанию обер-полициймейстера, секвестрирована у всех книгопродавцев: ее "забирали" отовсюду и связанную препровождали в полицию... Полицейское битье по карману было мне, разумеется, неприятно и убыточно, но на мое счастие, 31-го числа того же месяца, покойному Государю угодно было приказать, чтобы этот водевель был представлен в Царском Селе, где тогда еще находился высочайший Двор.

В тот вечер шла прежде французская комедия, а за нею следовала моя "Булочная". В антракте пришел за кулисы министр двора кн. Петр Михайлович Волконский; он начал со мной о чем-то разговаривать и я, пользуясь этим случаем, сказал ему: "ваша светлость, позвольте мне обратиться к вам с покорнейшею моею просьбой".
- Что такое?
- Через несколько минут мы будем иметь счастие представлять нашу пьесу перед его величеством, но эта пьеса, мной напечатанная и одобренная цензурой, в настоящее время находится в полиции под запрещением. Одно другому противоречит: если б в ней было что-то непозволительное, она бы не удостоилась высокой чести быть игранную перед лицом Государя императора; если ж - наоборот, то ей не следует подвергаться полицейскому запрещению.

Князь улыбнулся и сказал мне: "это совершенно справедливо, но погоди: вот как вы сыграете пьесу, я доложу об этом Государю". Пьеса имела полный успех и его величеству так понравилась, что ему угодно было оказать нам особенную милость: мы все призваны были в одну из ближайших комнат к театру и каждый из нас удостоился личной от Государя похвалы и одобрения. За этот спектакль мы с Мартыновым награждены подарками и, кроме того, я получил от Государя Наследника - ныне благополучно царствующего Императора - бриллиантовый перстень.

Через два дня после того, прислали мне из театральной конторы бумагу следующего содержания:
"Его светлость г. министр императорского Двора, предписанием 2-го числа сего ноября, уведомил его превосходительство г. директора, что Государь Император высочайше повелеть соизволил ваш водевиль "Булочная" оставить как было написано, не выключая ничего, и притом не задерживать продажу печатных книжек оного".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments