?

Log in

No account? Create an account

Вещи, о которых мало кто имеет верное представление

"А что мы скажем о том,
о чем трубят и кричат теперь все газеты? Об этом мы ничего не скажем."

Добролюбов.

[sticky post]А что мы скажем о том,
Seminarist
seminarist
о чем трубят и кричат теперь все газеты? Об этом мы ничего не скажем."

Добролюбов.

Когда вешаешь на стену, допустим, картину,
Seminarist
seminarist
хозяйственный магазин предлагает множество разнообразных гвоздей, крючков и шурупов, от пластикового крючка, который приклеивают к штукатурке, до массивного костыля, который вбивают в несущую конструкцию капитальной стены и на который можно повесить сразу весь "Последний день Помпеи". На упаковке обозначена грузоподъемность - насколько тяжелый предмет такой гвоздь выдержит. Конечно, если у вас картина весом четыре фунта, а гвоздик или крючок выдерживает до двух, можно вбить два гвоздика и распределить вес.

А вот как далеко заходит надежность этого принципа на практике? Допустим, у нас есть полотно во всю стену в массивной золоченой раме, весом 200 фунтов. Могу ли я приклеить в ряд сто двухфунтовых крючков, чтобы они выдержали эту картину?

Только 3% математиков могут правильно решить эту задачу.
Seminarist
seminarist
Оркестр из 30 музыкантов исполняет 4-ю симфонию Бетховена за 40 минут. За какое время оркестр из 60 музыкантов исполнит 8-ю симфонию Бетховена?

На сайте Государственной Публичной Исторической Библиотеки,
Seminarist
seminarist
помимо прочего - большая коллекция старинных адрес-календарей и справочников по городам («Вся Москва», «Весь Петроград»...) В книжке «Альманах-календарь для всех» за 1911 год есть таблицы мусульманских и еврейских праздников, а среди мусульманских праздников есть и такой: 15 октября (4 дзюль-каде) «Сонливые белки уходят в пещеры». Выход отоспавшихся белок из пещер отчего-то не празднуется.

Интересно, что там было изначально?

Оказывается, в британском английском есть разговорное выражение nous,
Seminarist
seminarist
означающее здравый смысл, ум, "мозги". Пример из Оксфордского словаря: ‘if he had any nous at all, he'd sell the film rights’. Этимологически это, разумеется, νοῦς греческой философии.
Tags:

Нерѣдко десятки разъ въ день
Seminarist
seminarist
"Среди жителей Обонежья (Олонец. губ.), -- пишетъ одинъ наблюдатель,-- оспа считается самой почетной и уважаемой гостьей, вслѣдствіе чего злыя ея проявленія стараются всевозможными способами умилостивить; въ разговорѣ оспу иначе не называютъ, какъ "оспа-матушка" или "оспа-Ивановна", причемъ обыкновенно прибавляется: "прости насъ грѣшныхъ". Какъ только кто-нибудь въ деревнѣ заболѣетъ оспой съ явными ея признаками, съ которыми уже все крестьянское населеніе хорошо ознакомлено, сосѣди немедленно собираютъ своихъ дѣтей, одѣваютъ ихъ въ праздничныя платья и ведутъ къ оспенному больному привѣтствовать "оспу-Ивановну". Привѣтствіе это выражается въ троекратномъ поцѣлуѣ больного, и въ немъ нерѣдко принимаютъ участіе дѣти крестьянъ ближайшей округи, которыхъ для этой цѣли приводятъ иногда за 10--15 верстъ. Все время, пока оспенный больной въ домѣ, 4--6 недѣль, обычаемъ строго-настрого возбраняется всѣмъ членамъ семьи перемѣнять одежду, мести и мыть избу (кромѣ сѣней), а также произносить бранныя слова; при нечаянно произнесенномъ словѣ означеннаго характера всѣ члены семьи, нерѣдко десятки разъ въ день, подходятъ къ больному и просятъ у него прощенія, кланяясь и произнося: "оспа-матушка" или "оспа-Ивановна", "прости насъ многогрѣшныхъ ".

Если болѣзнь, какъ говорятъ крестьяне, "не унимается", а начинаетъ переходить изъ дома въ домъ, что, конечно, и бываетъ при такихъ условіяхъ, то тѣ крестьяне, у которыхъ оспенныхъ больныхъ нѣтъ, отправляются со своими дѣтьми на поклоненіе къ "оспѣ-Ивановнѣ" съ приношеніями.-- Въ каждомъ такомъ домѣ заготовляется "три-девять" маленькихъ пироговъ изъ ржаной или пшеничной муки и приносятся съ поклонами и привѣтствіями въ даръ оспѣ: пироги раскладываются на столѣ около больного или на его постели, и ими угощаются всѣ посѣтители больного" {"Русск. Вѣд.", 1891 г. No 67, корреспонденція изъ Обонежьи.} - И. Я. Неклепаев, "Народная медицина в Сургутском крае", "В память женщины-врача Е. П. Серебренниковой - литературный сборник", СПб, 1900.

Английские слова, которые следует запомнить и как можно чаще употреблять: curlicue, purlicue
Seminarist
seminarist
- Curlicue - завитушка, загогулина

- Purlicue -
1. Затейливый росчерк.
2. (шотл.) Завершение рассуждения
3. (пресвитерианск.) Краткий обзор предыдущей проповеди
4. (североанглийск.) Расстояние между вытянутыми большим и указательным пальцем.
5. (во мн. ч.) капризы
Tags:

Удивительное принесла лента Фейсбука:
Seminarist
seminarist
360-градусная фотопанорама Петербурга в 1861 году.

Пару лет назад я постил в ЖЖ отрывки из книги викторианского писателя Augustus Hare о путешествии в Россию. В России ему не понравилось ничего, начиная с Петербурга. Его описание кажется на первый взгляд нелепой карикатурой.

Can we still be in Europe? we wonder, as we emerge from the station into the first of those vase, arid, dusty, meaningless squares with which we afterwards become so familiar...
How wide the streets are, how shabby, and (in summer) how empty, only a foot-passenger or two being visible in the whole of the far-stretching distance! How the wind rushes through the vast spaces!..
How mean and pitiful are the shops, with their names inscribed in the bewildering Greek characters which testify to the Greek origin of Russian literature and religion, and with their walls covered all over with pictures of their contents, coats, gowns, boots, portmanteaux, &c. - pictures apparently far more important than the objects they represent. Then comes a square more hugely disproportionate then the streets, the palaces which surround it built of bad brick covered with worse stucco, and, however immense, seeming paltry and puerile in the vast space, girt on one side by the Isaac Church, which, though only a poor imitation of S. Paul's in London, has at least the advantage of stateliness in proportions, when seen against a sunset sky...
The best hotels in S. Petersburg, though sufficiently comfortable, would be considered very second-rate in any other capital, and the food they supply is very indifferent...
The Grand Moskoi, a broad street ending, close the the hotel, in a huge archway, of an aimless architectural character thoroughly characteristic of S. Petersburg...
Opposite us was the Winter Palace, which, with the exception of the Vatican and Versailles, is the largest palace in the world intended for a residence, and, though tasteless and rococo, has a certain grandeur from its immensity.

Но взгляните на панораму. Это тот самый город, который видел в 1884 году несчастный Огастус.

Сексизм
Seminarist
seminarist
Купил на Audible сборник радиоспектаклей ВВС по раннему Диккенсу, от Пиквика до Домби. В радиопостановке, конечно, роман в разной степени урезывается, но в общем от него стараются не отходить слишком далеко. Персонажи, в основном, произносят оригинальный диккенсковский текст. За одним исключением - Домби и сын.

Пятичасовая постановка разбита на двадцать эпизодов по пятнадцать минут. Меня пока хватило на полтора. Мало кто поверит, что раннего Диккенса можно сделать сентиментальнее, чем он есть. Мало кому придет в голову предпринять такой чудовищный эксперимент. На Би-би-си решились. Из первой главы "Домби и сына" выкинули миссис Чик, мисс Токс и еще кучу народу. Миссис Домби не умирает, как ей положено, в первой главе - она делает это где-то между первым и вторым эпизодом, отчего доктор остается без дела и ему приходится пить с мистером Домби херес. Пьет прославленный консультант жадно, рюмку за рюмкой, а напившись, икает, как Шариков (должен же у Диккенса быть юмор). В романе он высказывает свое медицинское мнение с приличной серьезностью и деликатными обиняками, создавая драматический контраст с предсмертной агонией его пациентки в соседней комнате. В постановке он лишен такого выигрышного фона и просто мямлит без смысла и направления. Для этого автору постановки пришлось дать ему новые слова. И если бы он ограничился доктором! Ни одному персонажу не оставили его собственных слов.

Вот как Домби беседует с кормилицей:
- Ah, you must be...
- Polly Toodles, Missis, wet nurse, Sir.
In this house everything is business. And business is...
- How do you do, Mrs. Toodles?
- Pretty well, Sir.
- You have children, Mrs. Toodles?
- I do, Sir, five. The oldest's a fine lad. The youngest - six weeks.
- Is that really a name - Toodles?
- Why, it's Mr. Toodles's name, what I took when we wed.
- And before?..
- Polly Bunwinkle, Sir.
- Ma'am, I must make it clear, here and now, that if you become nurse to Master Paul Domby, it will be in an exclusive capacity, do I make myself understood? (The only reason I understood him is that I know the book. How is the poor woman supposed to understand that?! - S.
- Yes, Sir. I have a sister who will look after mine.
- And I insist that your family background be impeccable.
- Yes, Sir, Toodles is a driver on the railway.
- Ah, a modern man, then. Well, no harm in the signs of the times, eh? And finally... I would wish you to assume a more, as it were... less... shall we say, Richards. You will be called Mrs. Polly Richards.
(music playing)
(baby crying in the background)

Mr. Domby, breathing heavily:
- Do you have him? (can't he see? - S.)
- Yes.
- (very emotional) I am telling you, he is very precious to me. He is my son. Do not, Richards, do not fail me. Do not fail Domby and Son.
- I should say, Sir, that son needs his tea now. So if you would be so good...
- Yes! Yeah, I... yes, of course.
And Polly Toodles, nee Bunwinkle, now Richards, sits beside the bed, so the young mother can see as she gives her breast to the boy and a smile passes over the mother's face.
Richards:
- Now don't you worry, my dear, Polly will see him through. I'll see us all through. And one day you'll see your little boy running in your garden. If you ask me, if ever a house could use a noisy little boy running in and out of garden, it is this one.

Ни-че-го из этого нет и не может быть в романе, потому что Диккенс, при всех его пороках, был великий мастер английской прозы, а не изготовитель жеваной мочалы с сахаром. Вся динамика эпизода, где Полли Тудль впервые попадает в семью Домби, разрушена неуклюжей рукой пересказчика с Би-би-си. Домби в романе разговаривает с кормилицей так же высокомерно и неловко, как если бы ему пришлось отчего-то разговаривать с ожившей дверью или лампой, убеждая дверь открыться, а лампу светить. В этом, черт побери, весь смысл этого эпизода! Кормилица плачет и цепенеет от страха, впервые попав в роскошный особняк Домби, напоминающий гробницу. Но драмоделу с Би-би-си виднее, как должна себя вести сильная, самодостаточная женщина-мать и что должен чувствовать отец новорожденного ребенка.

Каюсь, первым моим побуждением было приписать этот приторный кисель женской руке, в особенности когда я узнал, что он был изготовлен для передачи Woman's Hour. Но я вспомнил, что предыдущий спектакль - "Мартин Чезлвит" - написала Бетти Девис, по всей вероятности, женщина, и это была очень хорошая, культурно сделанная постановка. Разумеется, автором оказался мужчина - Mike Walker. Теперь я понял некоторые другие странности предыдущих постановок, где он тоже приложил руку. К примеру, когда в финале "Лавки древностей" тонет Квилп, ему в предсмертной агонии является дух малютки Нэлл. Я не могу давать советов духам умерших, но если бы я был духом Чарльза Диккенса, то немедленно явился бы Майку Уокеру и навсегда отбил у него охоту портить чужие книги.

Хармс писал:
Seminarist
seminarist
"Если сказать про какого-нибудь человека, что он на букву Х, то все поймут, что это значит. А я этого не желаю понимать принципиально." До меня только на днях дошло, что он ведь сам на букву Х.

Мы говорим про неуклюжего человека,
Seminarist
seminarist
всё крушащего на пути, «слон в посудной лавке». Англоязычные народы говорят “Bull in a china shop” - бык в фарфоровой лавке. Оказывается, про быка - клевета и предрассудок, опровергнутый экспериментально.

Кинохроника Пате: Петербург в июле 1914 года.
Seminarist
seminarist

Почему они все с узелками под мышкой, как из бани?

Шел сейчас и опять думал, что Федорино горе -
Seminarist
seminarist
одно из великих произведений русской поэзии. Все мы помним эти строки раньше, чем самих себя, но надо попытаться представить, что испытывал человек 1926 года, в первый раз читающий (безо всяких предисловий и объяснений):

Скачет сито по полям,
А корыто по лугам,
За лопатою метла
Вдоль по улице пошла,
Топоры-то, топоры,
Так и сыплются с горы...

Ведь это для похоже было, вероятно, на заумь каких-нибудь футуристов.
Федорино горе

Неизвестная мне прежде русская народная песня нашлась на Russian-records.com:
Seminarist
seminarist
"Задумал Терёха жениться", Николай Гришанов, Иван Шашков с аккомпаниментом секстета домр под упр. А. С. Семенова. 1947.
Так за душу и берет, так и хватает.

Поскольку текста ни Гугль, ни Яндекс не находят, вот моя запись со слуха.

Задумал Тереха жениться,
Тетка Матрёха бранится.

Или-или-или-да-или,
Тетка Матрёха бранится.

Куда тебя черти носили?!
Мы б тебя дома женили.

Или-или...

Заведу ль я келью под елью,
Стану я Богу молиться.

Или-или...

Чтоб меня девушки любили,
Дороги подарки носили.

Или-или...

Поют нынче куры петухами,
Жены стали больше над мужьями.

Или-или...

Лень - госпожа суровая и немилостивая.
Seminarist
seminarist
Безрассудно покорствуя оной греховной и пагубной страсти, я пожелал себе шнурки для кроссовок, которые не нужно завязывать. Конечно, они нашлись на Амазоне. В результате сегодня я провел вечер, прилаживая на кончиках этих шнурков миниатюрные стальные наконечники при помощи винтиков размером с маковое зерно и отверточки величиной со спичку.

Это не дождь.
Seminarist
seminarist
04FD3273-EB07-4C1D-8588-D2FA8BBABC89.gif
Это водомерки.

They look disturbingly middle-aged
Seminarist
seminarist

Даже не однофамильцы: банда, бандит.
Seminarist
seminarist
Банда от итал. banda и ст.-франц. bande - отряд (воинский) или шайка, восходит к протоиндоевропейскому bhandh - связывать. Ср. в английском: band (лента), band (оркестр), bond, banner. Ср. в русском "бандероль" (ленточка, которой оборачивают товар, проверенный на таможне), "контрабанда" (товар без такой ленточки).

Бандит от итал. bandito - изгнанный, объявленный вне закона, от итал. bandire (изгонять) и позд.-лат. bannire (объявлять), восходит к протоиндоевропейскому bha - говорить. Ср. в английском: banns (объявление в церкви о помолвке), banish (изгонять), в русском - бан.

Нашел у себя в архиве старинный снимок 2006 года.
Seminarist
seminarist
Так и не знаю, что это было. Heaven

И по плечу потрепетал
Seminarist
seminarist
У Мошкова выложили одноактный водевиль Каратыгина "Булочная, или Петербургский немец" (1844). Некрасов и Белинский считали его среди лучших водевилей того времени, и Государь Николай Павлович весьма одобряли. Действительно, симпатичная и забавная шутка. Во всяком случае, интересно, как хрестоматийный пример своего жанра и характерный памятник той идиллической эпохи.

В "Записках" автора (глава 15) содержится примечательная история, как его пьеса из-за полицейского произвола попала под цензурный запрет и конфискацию, но благодаря вмешательству Государя справедливость восторжествовала и необоснованный запрет был снят.

Read more...Collapse )

Эллери Квин, "Тайна римской шляпы", 1929
Seminarist
seminarist
Настоящая тайна этой книги - как она умудряется одновременно быть настолько нелепой и настолько скучной. Убит нечистый на руку адвокат, много лет руководивший делами преступной шайки и шантажировавший добропорядочных граждан (эти занятия между собою не связаны). Полиция и прокуратура как при жизни не могла отыскать никаких доказательств его преступной деятельности, так и после смерти ничего не находит. Они многократно обыскали его контору и жилище, и каким-то образом убедились, что он больше не имел никакого дополнительного пристанища, тайника, комнаты на чужое имя или даже сейфа в банке. Интересно, как им это удалось в Нью-Йорке в 1923 году, но допустим.

Эллери Квин (главный герой, сыщик-любитель) провозглашает, что, раз документов не нашли в неоднократно обысканной конторе, они необходимо должны быть в столь же тщательно обысканной квартире. Почему неверно обратное - не уточняется. Со своим отцом - инспектором полиции - и помощником прокурора он возвращается в квартиру убитого для еще одного обыска. Ищут весь день безрезультатно. Господа! - восклицает Эллери Квин. - Мы обыскали обстановку, мы обыскали стены, полы... Но мы с вами забыли... о потолке! Читатель ждет, что герои станут долбить штукатурку, но Квин указывает на массивный резной балдахин с камчатым пологом, украшающий кровать покойного. Полицейские, при скрупулезном и неоднократном обыске проигнорировавшие такую деталь интерьера, заслуживают, конечно, позорной отставки, но герои бросаются на балдахин и раздирают его по кускам.

В нише деревянного каркаса спрятаны четыре шляпы. Под подкладкой этих шляп покойный хранил все свои секретные документы - в одной информацию о деятельности разветвленной преступной сети, в двух других - компромат на шантажируемых (по одной на жертву), а в четвертой - "разное". Помощник прокурора хватает первую шляпу и в восторге убегает в свою прокуратуру. Теперь он всех пересажает!

При этом повествование безбожно растянуто. Подробно описаны допросы, на которых ничего не удается узнать, обыски, при которых ничего не находят и беседы героев, в двадцатый раз толкущих воду в ступе. Снова и снова в однообразных выражениях автор показывает скучный быт героев, кресла, в которых они сидят, кофе, который они пьют, слугу-подростка, которого они для какой-то цели, не имеющей отношения к делу, завели в доме. Если бы не вся эта назойливая и нудная чепуха, роман можно было бы без всякого ущерба сжать до размеров рассказа, напечатать в одном номере не очень важного журнала, прочитать между двумя станциями пригородного поезда и забыть прежде, чем номер отправится в вокзальную урну.

Два тройника и удлинитель
Seminarist
seminarist
Я подозреваю, что за многочисленными легендами о двойниках, доппельгангерах и тульпах стоит простая реальность: как мы выглядим в сознании других людей, что говорим, думаем и делаем по их представлению, в их воображении или воспоминании. Каждый из нас порождает в умах других множество таких мысленных двойников, которые своей деятельностью совершенно реально воздействуют на представляющего, т. е. определяют его мысли, чувства и действия. Поэтому так опасна встреча с двойником: для нее необходима встреча с человеком, создавшим двойника, а это иной раз представляет угрозу жизни.

Шпаргала
Seminarist
seminarist
Чиновникъ. Каждый день сиди здѣсь, на негодномъ, истертомъ стулѣ... и по шести часовъ... Жизни не радъ! Ни походить, ни подышать чистымъ воздухомъ, кровь густѣетъ и приливаетъ къ сердцу, глаза болятъ, голова тяжела, какъ свинецъ... Уфъ! какая огромная шпаргала! въ этомъ дѣлѣ чай пуда съ полтора... И на мой же столъ оно попало! Теперь гни надъ нимъ спину и ломай себѣ голову... Что за жизнь! что за ремесло!

(Орест Сомов, "Что за жизнь! что за ремесло!", 1826)

ШПАРГАЛЫ

ШПАРГАЛЫ м. мн. более шуточн. хлам, бутор, шарабара, всякие плохие пожитки. Писарские шпаргалы, бумаги и припасы.

(Даль)

В нашем супермаркете пустили робота,
Seminarist
seminarist
чтобы ездил и разыскивал лужи на полу, если где чего прольют. Найдя лужу, искусственный интеллект останавливается и громким писком вызывает тетеньку со шваброй.

Интересно, его давно кормили?
Seminarist
seminarist

Запасайтесь, дьяволы, гробами.
Seminarist
seminarist
Ну всё. Реклама Фейсбука решила со мной больше не миндальничать и сегодня мне предлагают купить сборные гробы. The EveryBody Coffin provides response organizations with an alternative for managing mass fatalities by using a recognizable and traditional solution to a nontraditional problem. This unique coffin, with its patented, all natural wood design, allows for flat storage, assembly without tools and efficient stacking. Municipalities, hospitals and others now have an economical option when dealing with this public, yet personal issue.
fullsizeoutput_706
Также в продаже имеются защитные доспехи для полицейских, подавляющих массовые беспорядки.
fullsizeoutput_707

Восточная притча
Seminarist
seminarist
Внутри у тюфяка набита вата,
А у тюфячника там ваты нет.
Поэзия должна быть глуповата,
Но глуповат не должен быть поэт.

А вот еще из подписной кампании на 1910 год
Seminarist
seminarist
Не щадя затратблагодарности за внимательное вдумчивое отношениеCollapse )

Нищий, дворник, кардинал - все читают наш журнал
Seminarist
seminarist
С тяжелым сердцем (1909, № 50)

Аверченко, "Осенний мелкий дождичек", 1919
Seminarist
seminarist
Фельетон Аверченко "Осенний мелкий дождичек" примечателен двояко. Во-первых, он входил в первое, симферопольское издание "Дюжины ножей в спину революции" (1920), и в дальнейшем не переиздавался. Интересно, каким рассказом его заменили?
Во-вторых, конечно, предмет фельетона - эсерка Мария Спиридонова и подпольная борьба в России будущего.

Безудержный оптимизм автора (в 1919 году в Симферополе!) диктуется законами жанра и не так интересен.