Seminarist

В детстве мне доводилось читать известные стихи Бориса Заходера:

Очень-очень
Странный вид:
Речка за окном
Горит,
Чей-то дом
Хвостом виляет,
Песик
Из ружья стреляет,
Мальчик
Чуть не слопал
Мышку,
Кот в очках
Читает книжку,
Старый дед
Влетел в окно,
Воробей
Схватил зерно
Да как крикнет,
Улетая:
- Вот что значит
Запятая!

Сейчас я его вспомнил, и подумал, что даже правильно расставленные запятые не много улучшают положение. Если горит чей-то дом, мальчик тут же рядом стреляет из ружья, а окружающие не обращают на это никакого внимания - дело плохо. Это пейзаж гражданской войны или другой подобной катастрофы. Влетевшая в окно птица - дурная примета во многих культурах, но если она при этом еще и кричит человеческим голосом... В общем, книжка которую читает дед в очках - наверняка Апокалипсис.
Seminarist

А что, читаю я этот "Золотой пруд" Р. Остин Фримена (1905)

- хорошая же книга, добротный приключенческий роман. Как один молодой англичанин без семьи и перспектив служил себе в провинциальном банке, тосковал, а потом вдруг нанялся на торговый корабль, идущий в Западную Африку, к Золотому берегу. В Африке, торгуя с туземцами и понемногу изучая местный язык, услышал легенду о сокровище жрецов ашанти - есть, мол, в джунглях священный пруд, где дно - почти чистый золотой песок, охраняют его огромные рыбы-людоеды, в горе у пруда подземная пещера, а в пещере той слепые рабы день и ночь куют золото. Ну и призадумался англичанин: как бы ему этот пруд найти, и золото это как-нибудь украсть.

Сейчас "Золотой пруд" практически забыт, много лет толком не переиздавался, но в свое время был рекомендованным чтением для чиновников британской колониальной службы в Африке - видимо, из-за богатства этнографических деталей, такой Жюль Верн для детей изрядного возраста. У Остин Фримена дар - с инженерной точностью описывать вещи, будь это шахта заброшенного рудника или старинный комод. Где-то в середине книги превосходное клиническое описание столбняка. Если бы автор не бросил медицины, писал бы, думаю, отличные учебники. В дальнейшем это дар ему очень пригодился, когда он стал сочинять детективы про судебного эксперта доктора Торндайка. Правда, в одном из ранних детективов - "Глаз Осириса" - возникает очень смешной момент, когда герой начинает описывать друзьям красоту любимой девушки, а выходит что-то вроде списка особых примет.

Не знаю, как дальше пойдет, но пока что я хочу прочитать всё, что он написал.
Seminarist

Кстати, о настоящем враче:

кажется, у Чуковского в "Серебряном гербе"* был анекдот о престарелом одесском докторе, который на склоне лет создал уникальную модель медицинской практики. Если его вызывали к больному, он говорил, нужен ли тому врач, или так пройдет. Фокус был в том, что обычный врач брал за визит 3-5 руб. (на нынешние деньги 3-5 тысяч), а старик - полтинник. Поэтому он был очень популярен у людей небогатых и экономных. Если кто серьезно болен, лишнего полтинника не жалко, а если нет (что, конечно, бывает чаще) - экономия выходит порядочная.
________________
*На самом деле, у Леонида Утесова, "Спасибо, сердце".
Seminarist

Один из редких случаев, когда no true Scotsman - не софизм,

а работающее правило - врачи в интернете. Задавая в пространство медицинские вопросы, необходимо помнить: хороший врач не станет лечить по юзерпику. Если врач раздает конкретные медицинские советы (более конкретные, чем "мойте руки перед едой", "курение вредно", "делайте прививки") - советы такого врача немногого стоят.
Seminarist

Существует довольно много фирм, где можно взять напрокат

спортивную машину, военный джип, мотоцикл или, допустим, снегоход. В Америке есть, говорят, даже места, где можно поездить на танке. Не говоря уже о всяких симуляторах. А вот интересно, почему никто не предлагает желающим покататься на асфальтовом катке или поуправлять подъемным краном? Уверен, есть масса людей, которые мечтают об этом с детства.
0D39F3F2-A38C-4972-8947-6D4A66EB04DA
Seminarist

Открыл для себя нового автора старинных детективов: Р. Остин Фримен.

Нашел совершенно случайно: возмущенный шарлатанством слепого детектива Макса Каррадоса, который не только стреляет в цель из револьвера, но и читает пальцами писанный и печатный текст, я полез в сеть за отзывами, и обрел такое мнение Джорджа Оруэлла: это-де, наряду с сочинениями Конан Дойля и Р. Остин Фримена - единственные детективные рассказы после Эдгара По, которые стоит перечитывать.

О вкусах не спорят, и на литературные мнения великих писателей полагаться нельзя почти никогда. Но про Р. Остин Фримена, в отличие от Эрнеста Брамы - автора Макса Каррадоса - я не слышал вообще ничего. Удивился и решил поглядеть.

Оказалось, стоило. Остин Фримен - почти ровесник Конан Дойля, по образованию также врач, в юности боровшийся в африканских колониях с малярией. Писать начал только в первые годы двадцатого века, одна из первых книг - не детектив, а приключенческий роман из колониальной жизни "Золотой пруд", некогда знаменитый.

Его сыщик - доктор Джон Торндайк, врач с юридическим образованием. Специальность доктора Торндайка - лабораторная экспертиза. У Шерлока Холмса была лупа и химическая лаборатория, помещавшаяся на столе в гостиной. У доктора Торндайка - микроскопы, спектроскопы, микрометры, приборы для извлечения пыли, целая фотографическая лаборатория и камердинер-лаборант. Он делает гипсовые отливки следов на песке, анализирует пыль, набившуюся в отверстие старого ключа, по осколкам ракушек в рваной ране на голове утопленника определяет, где тот ударился о камни головой и доказывает, что отпечатки пальцев, будто бы принадлежавшие его подзащитному, изготовлены искусственно. Это, на мой взгляд, самая интересная часть книг Остин Фримена, и сам автор, кажется, был со мной согласен. Говорят, что у него дома была лаборатория, где он воспроизводил все эксперименты доктора. В журнальных изданиях его рассказы иллюстрировались микрофотографиями и химическими формулами. Кто в юности любил книгу Торвальда "Век криминалистики" - тому доктор Торндайк должен понравиться.

Еще он изобрел (в 1909 году, в рассказе "Случай Оскара Бродского") т. н. "перевернутый детектив" - где сначала рассказывают в подробностях историю преступления (с точки зрения преступника), а уже потом приходит сыщик и начинается расследование. Это потом стало его фирменным приемом. Писал он долго, почти до самой смерти в 1943 году, и, как говорят, не снижая планки. Двадцать романов и сорок рассказов. Из раннего кое-что переведено на русский.

В общем, очень рекомендую.