Вещи, о которых мало кто имеет верное представление

Seminarist
Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод seminarist
Previous Entry Share Next Entry
Кто-то - не Честертон ли? -
называл бакалейную лавку, с ее пряностями тропических островов, чаем с берегов Янцзы и сахаром с тростниковых плантаций Вест-Индии самым романтическим местом на свете. Я всегда в это верил, но в последнее время вспоминаю этот пассаж ежедневно. Вчера были ласточкины гнезда в Костко - а сегодня у кассы небольшого пакистанского магазина увидел маленькие бутылочки с водой священного Замзама.

Если эти бутылочки стоят дороже, чем потрачено на упаковку и транспортировку, то это большой грех! Так продавцу и скажи.

Отчего же большой? Нормальный грех среднего размера.

Большой грех практичнее малого. Чем медленно на адской сковородке жариться, лучше уж сразу сгореть в пепел.

И вновь запылать. Вечность же.

А так и вовсе без разницы.

А ведь в Союзе примерно такие лавочки дожили до начала 60-х. Я их помню. Слипшиеся финики, тахинная халва и тут же - ржавые сельди и стоящие прямо на полу мешки с мукой и сахаром. Чай плиточный бурятский и пр.


Edited at 2017-10-18 10:39 pm (UTC)

А для чего она используется (вода)?

Не знаю. В ритуальных целях, вероятно.

Романтичным Честертон находил именно то, что все произведения далеких колоний можно было иметь здесь - в лавочке маленького хартфордширского или суррейского городишки, и не отправляться за экзотикой в чужие края (никакой киплинговщины).
Между прочим, сходные чувства испытывал Вас. Розанов в овощной лавочке в чистый понедельник - рыжики, грузди, моченые яблочки, брусника, всевозможная квашеная капуста, белые грибы и т.д. Совершеннейшее православие.

?

Log in

No account? Create an account