Вещи, о которых мало кто имеет верное представление

Averchenko2
Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод seminarist
Previous Entry Share Next Entry
А верченко а week: Труха
"Труха" (сб. "Веселые устрицы", 1910) - нечто вроде манифеста "против рождественских рассказов". Великое недоумение вызвал у меня этот рассказ в советском детстве (у меня тогда был необычайно ветхий экземпляр "Веселых устриц", который я очень уважал за яти и твердые знаки, и усердно штудировал, мало что понимая).

Среди сюжетов "поновее" ("палач, вешающий родного племянника", "экспроприаторы" - рассказ написан вскоре после первой русской революции и, соответственно, столыпинской реакции) невозмутимо упоминается "раскаявшийся губернатор".

"Унесенные льдиной в святую ночь" - в 1909 году Пири впервые достиг Северного Полюса, и полярная тема была модной. Константин Бальмонт, к примеру, тогда же написал нижеследующее стихотворение:

Тюлень. Пингвин. Глупыш.
Снега. Мерцанье. Тишь.
Ищи. Хоть целый день.
Глупыш. Пингвин. Тюлень.
Пройди. Весь снег до льдин.
Тюлень. Глупыш. Пингвин.

"Рождество на дирижабле": еще одна модная тема эпохи (не Рождество, разумеется, а дирижабли). В 1906 году граф Цеппелин строит первый дирижабль, заинтересовавший военных. В 1908 - Герберт Уэллс пишет роман "Война в воздухе" о боевом применении дирижаблей.

"Старина-матушка! Возьмите!" - Серебряный век был эпохой безудержного стилизаторства. Читатель и сам без труда вспомнит примеры.

"Юмористы" - прежде всего, конечно, имеется в виду команда "Сатирикона". Этот имидж тщательно культивировался. "...Порознь, - пишет Аверченко в "Экспедиции в Западную Европу", - каждый из нас сносный человек, но все мы in corpore — представляем собою потрясающее зрелище. Человек с самыми крепкими нервами выносит пребывание в нашей компании не больше двух-трех часов. Шутки и веселье хороши, как приправа, но если устроить человеку обед из трех блюд: на первое соль, на второе горчица и на третье уксус — он на половине обеда взвоет и сбежит.

Однажды ехали мы из Петрограда в Москву — Крысаков, Мифасов и я. В четырехместное купе к нам сел какой-то сумрачный старик. Он начал сурово прислушиваться к нашему разговору… Постепенно морщины на его лице стали разглаживаться, через пять минут он стал усмехаться, а через полчаса хохотал как сумасшедший, радуясь, что попал в такую хорошую компанию. В начале второго часа смех его заменился легкой, немного усталой усмешкой, в середине второго часа усмешка сбежала с лица, и весь он осунулся, со страхом поглядывая на нашу компанию, а к исходу второго часа — схватил сбои вещи и в ужасе убежал отыскивать другое купе.

Мы же были свежи и бодры, как втянувшиеся в алкоголь пьяницы, которых и бутылка рому не свалит с ног…
"

"Прежде юморист хороший был... Солидный." - намек, в частности, на прошлое журнала "Стрекоза", из которого в 1908 году родился "Сатирикон".

"Пьяного визитера, перепутавшего знакомые дома" - именно такой рассказ сам Аверченко поместил в тех же "Веселых устрицах".

Спасибо, это совершенно прекрасно!! ^_________^

Всегда рад.

Надо же, я подумала, это пародия на "Ночь.Улица.Фонарь", а Блок-то позже.

Какое там пародия. Бальмонт, как всегда, серьезен. Пародии он писал разве что на себя.

Это стоит поста:)

Нет, ну правда:

Все равно мне, человек плох или хорош,
Все равно мне, говорит правду или ложь.

Только б вольно он всегда да сказал на да,
Только б он, как вольный свет, нет сказал на нет.

Если в небе свет погас, значит - поздний час,
Значит - в первый мы с тобой и в последний раз.

"Если в небе свет погас, значит - поздний час" - этакая, сказал бы Аверченко, анафемская наблюдательность.

Как писал Евстигней Закивакин:
Бьют тебя по шее или в лоб, -
Всё равно, ты ляжешь в тёмный гроб...

Честный человек ты иль прохвост, -
Всё-таки оттащат на погост...

Правду ли ты скажешь иль соврёшь, -
Это всё едино: ты умрёшь!.

Я Бальмонта люблю, поэтому не могу смеяться над ним:)

=Бальмонт, как всегда, серьезен=

А пингвин как сюда попал? Явный сарказм, по-моему.

Боюсь, он просто не знал, что глупыш и пингвин водятся в разных полушариях. Распространенная ошибка, не он первый, не он последний. В советское время А. Иванову как-то пришлось пародировать такие стихи:

Стоят пингвины, ангелы белокрылые,
Север их сжал в ледяной горсти...


Потом на эти стихи была пародия "В Зоологии"

Верблюд. Газель. Слоны.
Мужик. На нём штаны.
Слоны. Газель. Верблюд.
Веранда. Запах блюд.
Верблюд. Слоны. Газель.
Мужчина. С ним - мамзель.
Газель. Верблюд. Слоны.
Сидят. Едят. Блины.

(В петербургском зоологическом саду действительно был популярный ресторан).

Относительно Пири и Блока.

Стих-е "Тюлень. Глупыш. Пингвин" написано не в 1909 г., а 13 марта 1908 г. и опубликовано в 10-м томе "Полн. собр. соч." Б., к-й вышел в январе 1909 г.; комментатор считает, что "знаменитые полярные экспедиции к обоим полюсам в 1890-1900 гг., если и отразились здесь, то косвенно" (см.: Markov V. Kommentar zu den Dichtungen von K. D. Bal'mont; 1890-1909. Köln; Wien. 1988. S. 446).

На несомненное влияние этого стих-я на "Ночь, улица, фонарь, аптека..." обратила внимание О. Кушлина (см.: Рус. лит. XX века в зеркале пародии. М., 1993. С. 416), но комментаторы ПСС Блока это наблюдение, увы, проворонили.

А почему это влияние считается несомненным?

Именной стиль; прямая и обращенная последовательность; плюс ср.: "Ищи. Хоть целый день" и "Живи еще хоть четверть века".

И, конечно, сходство тональности обоих циклов - "Плясок смерти" и "В белой стране" Бальмонта, в к-й вошло "Тюлень. Пингвин. Глупыш" и о к-м Брюсов писал: "В ряде лирических отрывков, с истинной силой, изображает здесь Бальмонт ужас одиночества и его медленно вырастающее безумие" (Брюсов В. Далекие и близкие. М., 1912. С. 105).

Большое спасибо.

Вам спасибо - за повод и возможность ввести наблюдение О. Кушлиной в научно-сетевой обиход.

?

Log in

No account? Create an account