Вещи, о которых мало кто имеет верное представление

Seminarist
Виталий Е. Ермолин, студент холодных вод seminarist
Previous Entry Share Next Entry
Кстати, о чудесных и удивительных фамилиях:
Князь Вяземский и Вигель описывают следующую историю:

В девятнадцатом веке имена проезжающих записывали на заставах и потом печатали в городских газетах: кто приехал, кто выехал. В 1810 году компания петербургских лоботрясов придумала ездить через заставы, называясь разными фантастическими именами, чтобы потом наблюдать плоды своего остроумия в печати. Один, к примеру, назвался Рохус Пумперникель. Начальство о том прознало, и приказало шутников ловить и доставлять на съезжую. Но об этом в свою очередь узнали шутники, и на другой день на заставы не поехали, а прикалывались над кем-то еще, о ком не было особого распоряжения начальства. Зато, на свою беду, вздумал приехать в город с дачи государственный контролер (в ранге министра) Балтазар Балтазарович Кампенгаузен, барон, тайный советник, сенатор и член Государственного Совета. Подъехав к заставе, он "речисто, во всеуслышанье, провозглашает имя и звание свое". Ах, Валтасар? - говорит на то караульный. - А посиди-ка, Валтасар, в холодной! "Так, - прибавляет Вяземский, - и было сделано".

Государственный контролер Балтазар Балтазарович Кампенгаузен

Интересно что с караульным стало)

Вигель говорит, что караульного офицера, по слухам, перевели в гарнизонный полк.

Прекрасная история.

Отличная история. Долго он сидел в холодной?

Нет, его потом к коменданту отвезли.

Ах, какая прелесть :-)
А что бы с Кристобалем Хозевичем было!

С ним ничего, а вот с окружающими.

Вот бы хоть одним глазком посмотреть :-)

Лучше Стругацких перечитайте.)

У моей дочки в школе была совершенно такая же история, разве что холодной не кончилось. Новая учительница стала спрашивать детей, как их зовут; одна девочка сказала, что её зовут Пеппи Длинныйчулок, другие называли библейские имена - Авраам, Йосеф. А библейские имена здесь теперь не в моде, не то что поколение назад. Так что, когда моя дочка честно сказала, её зовут Рут, учительница ей не поверила и рассердилась.

А пумперникель - это же хлеб такой есть. В честь своего изобретателя.

"вот ликер и марраскин, сухари и пумперникель. угощайтесь, господин студент!" (с) Гофман

Ну да, немецкий ржаной хлеб.

Поздравляем! Ваш пост был отобран нашими корреспондентами и опубликован в сегодняшнем выпуске ljournalist'а.

В лицее во времена Пушкина служил гувернером некто Трико, докучавший лицеистам бесконечными придирками и замечаниями. Однажды Пушкин и его друг Вильгельм Кюхельбекер попросили у Трико разрешения поехать в находившийся недалеко от Царского Села Петербург. Трико, однако, не разрешил им этого. Тогда довольно уже взрослые шалуны все равно вышли на дорогу, ведущую в Петербург, и, остановив два экипажа, сели по одному в каждый.

Вскоре Трико заметил, что Пушкина и Кюхельбекера нет в лицее, и понял, что друзья ослушались его и уехали в Петербург. Трико вышел на дорогу, остановил еще один экипаж и поехал вдогонку. А в то время у въезда в город стояли полицейские заставы и всех ехавших в столицу останавливали, спрашивали, кто такие и зачем едут.

Когда ехавшего первым Пушкина спросили, как его зовут, он ответил: «Александр Одинако».

Через несколько минут подъехал Кюхельбекер и на тот же вопрос ответил: «Меня зовут Василий Двако».

Еще через несколько минут подъехал гувернер и сказал, что его фамилия Трико.

Полицейские решили, что или их разыгрывают и подсмеиваются над ними, или в город едет группа каких-то мошенников. Они пожалели, что Одинако и Двако уже проехали, и догонять их не стали, а Трико арестовали и задержали до выяснения личности на сутки.

?

Log in

No account? Create an account